Музыкально-исторический вечер «Звезды романса Российской Империи».

Сколько музыки прекрасной
Век ушедший сочинил
Это строки из стихотворения Ирины Бутримовой лучше всего характеризуют прошедший в музее музыкально-исторический вечер «Звезды романса Российской Империи».

Субботним вечером 16 февраля Голубая гостиная музея превратилась в концертный зал – на двустворчатых дверях гостиной развесили афиши и фотографии певиц Вяльцевой и Плевицкой, слушателям раздали программу граммофонных записей знаменитостей 1910-20-х годов.

В этом третьем по счету вечере граммофонной музыки принял участие известный уфимский краевед, доктор исторических наук М.И. Роднов. Он рассказал об интересных находках в уфимском архиве – о концертах в нашем городе безумно популярных певиц – Анастасии Вяльцевой и Надежды Плевицкой.

Михаил Игоревич не просто хороший рассказчик, он рисует такие яркие образы происходящего, что слушатели магическим образом переносятся в прошлое. Итак, Уфа 19 ноября 1910 года. Улица Центральная забита каретами и автомобилями, вокруг Дома Дворянского собрания стоит оцепление, в городе царит ажиотаж… В этот вечер здесь выступала Анастасия Вяльцева – «золушка русской эстрады», как называла ее тогдашняя пресса. Билеты на единственный концерт Вяльцевой в Уфе стоили баснословно дорого, но достать их было невозможно. Концерт прошел с большим успехом, певицу бесконечно вызывали на бис, публика не хотела расходиться. На следующий день в уфимской газете вышла рецензия, чуть ли не критического содержания. Автор рецензии от имени Музыкального общества Уфы, писал, что Вяльцева скорее актриса, чем певица, что ее репертуар для невзыскательной публики…

Нам, сегодняшним слушателям, было важно услышать подлинные голоса Вяльцевой и Плевицкой, и составить собственное мнение: насколько они неповторимы и уникальны.

Такую возможность предоставил в очередной раз тонкий знаток музыки и коллекционер А.В. Норец. Он проделал огромную работу, чтобы выявить из вала предлагаемых интернетом вариантов самую профессионально-восстановленную (но не искаженную поправками!) запись. Эта специальная запись сохраняет голос певицы, в ней также слышны характерное граммофонное шипение и потрескивание. Старинную оригинальную пластинку с голосом Вяльцевой Александр Васильевич приносил, среди многих других, еще на первый вечер граммофонной музыки. Тогда же он раздал листочки с текстами романсов, потому что пластинка была так «заезжана», что разобрать можно было только отдельные слова. На этом музыкальном вечере присутствующие смогли и понять тексты песен, и в полной мере насладиться редкими голосами и оттенками тембров. Примечательно, что А.В.Норец подобрал разноплановые записи, чтобы дать слушателям самое полное впечатление о творчестве А.Вяльцевой и Н.Плевицкой.

Александр Васильевич дополнил рассказ М.И. Роднова интересным фактом: Анастасия Вяльцева была так популярна, что «под нее работали» неизвестные исполнительницы. А.В.Норец поставил уникальную запись, где певица пыталась закрепить свои авторские права – в средине романса «Ты не спрашивай» вдруг раздается: «Это пою я – Вяльцева», и снова продолжает звучать романс. Кроме романсов в исполнении Вяльцевой прозвучали и русские народные песни, и партия Кармен.

Во втором отделении вечера Михаил Игоревич рассказал о Надежде Васильевне Плевицкой, «курском соловье» того времени. Плевицкая исполняла в основном русские народные песни. В Уфе ее концерт состоялся в марте 1911 года. А.В.Норец поставил граммофонные записи – «Помню я еще молодушкой была», «С ярмарки ехал купец», а также песню «Бродяга». Раритетная запись этой песни была сделана в Берлине в 1928 году.

После окончания песни «Замело тебя снегом Россия» Михаил Игоревич эмоционально нарисовал слушателям следующую картину: представьте офицера Белой армии в эмиграции. После завершения трудового дня, скорее всего на малоквалифицированной работе в качестве таксиста, он заходит в недорогое кафе, где в исполнении Плевицкой звучит песня:

Замело тебя снегом, Россия,
Закружило седою пургой,
И печальные ветры степные
Панихиды поют над тобой…

В те годы эти слова воспринимались как гимн Белой эмиграции.
После каждой композиции в зале раздавались аплодисменты. Вечер завершился, но присутствующие не спешили расходиться, многие фотографировали на память цветные изображения знаменитых певиц или фотографировались сами на фоне старинной афиши. Александр щедро делился со слушателями записями своей коллекции…

Поделиться: