Поездка в Веровку 

А еще поздравляем с поэтом
В.Ф. Наседкин «Гнедые стихи»

В музее уже много лет ведется работа по сохранению памяти и популяризации имен русских писателей и поэтов, родившихся в Башкирии. Яркое подтверждение этому – ежегодные Международные аксаковские праздники, посвященные нашему великому земляку С.Т. Аксакову. Но есть и не такие масштабные, но не менее значимые мероприятия. Одно из таких мероприятий провели музей и Аксаковский фонд 18 июля в городе Мелеузе. Оно было адресовано памяти поэта есенинского круга – Василия Федоровича Наседкина.

В списке имен, прославивших Башкортостан имени Василия Наседкина нет. Его стихи малоизвестны широкому кругу читателей и мало кто знает, что появлением стихотворения Сергея Есенина «Письмо к матери» мы обязаны Василию Наседкину.

Сестра Есенина Екатерина записала в своем дневнике:
«Сергей хвалил стихи Наседкина, особенно стихотворение «Гнедые стихи»…Одна из первых работ его (Есенина- Л.У.) после встречи с Наседкиным называлась «Письмо к матери»: «Ты жива еще моя старушка…» Форма письма в стихах Есенина навеяна Наседкиным».

Посмотрите первые строки стихотворения Наседкина:
Написал мне отец недавно:
«Повидаться бы надо, сынок,
А у нас родился очень славный
В мясоед белоногий телок…»
Сходство между стихами несомненное.

Поговорить о поэтическом наследии Наседкина и встретиться с писателем Чвановым, который первый написал о его трагической судьбе, в городской юношеской библиотеке №3 города Мелеуз собрались близкие и дальние родственники поэта, его земляки и почитатели таланта.

Чванов рассказал собравшимся о том, как в конце 60-х у него оказался томик стихов Василия Федоровича Наседкина, и он с удивлением прочитал, что поэт родом из Башкирии. После этого и начались поиски родной деревни Наседкина – Веровки, и открытие многих фактов биографии.

Эти поиски привели Чванова к Екатирине Александровне Есениной-Наседкиной. С улыбкой вспоминал Михаил Андреевич о том, как шел к ней в гости и волновался, думал, что увидит дорогую обстановку, картины на стенах, как его встретит изысканная дама – сестра знаменитого поэта Есенина. А встретила бедно одетая женщина, в комнате из мебели стояла только кровать. Екатерина Александровна объяснила, что после долгих мытарств, наконец, получила квартиру и еще не обустроилась.

Сестра Есенина отсидела в лагере для жен врагов народа в Казахстане, а ее мужа – Василия Наседкина расстреляли почти сразу после ареста в 1938 году. С удивлением Чванов вспоминал, что Екатерина Александровна помнила Веровку, называла фамилии жителей, которых лечила, и название соседних деревень – хутор Шарлыцкий, Юрматы, Сыскан. В разговоре она часто вставляла башкирские слова. Ничего удивительного в том, что Василий Федорович знал башкирский язык, нет – он вырос в деревне, где рядом жили русские и башкиры и позже он переводил башкирских поэтов. А вот то, что башкирские слова помнила его жена, которая прошла через столько бедствий, говорит, насколько дороги ей те далекие дни юности, когда они так счастливо гостили в далекой от столицы Веровке.

Родственники Василия Федоровича поблагодарили Михаила Андреевича за то, что еще в далеких семидесятых он рассказал о непростой биографии Наседкина, которая для многих тогда стала открытием.

После встречи в библиотеке все поехали на родину поэта – в деревню Веровка. Там на возвышенности стоит памятный знак, сообщающий, что когда-то здесь была деревня и рядом – обелиск солдатам, погибшим в Гражданскую войну. Так же мы посетили место, где было кладбище, а сегодня, стараниями родственников, восстанавливаются могилы и стоят кресты в память ушедших предков. Увидели мы и тихую «камышовую реку» Сухайля, о которой Наседкин писал:
Будут радовать вечно
Солнце, ветер и синь,
Камышовая речка
И лесная медынь.

И наконец, мы поднялись на пригорок, туда, где, когда-то стояла деревня Веровка в бескрайних ковыльных степях, с плавными длинными взгорками. Как будто земля замерла на вдохе и оставила приподнятую местность. Ничего уже не напоминает о том, что здесь была деревня и кипела жизнь, только чуть заметные углубления в земле, где трава темнее обычного – сразу и не приметишь. Но если приглядеться , то видно, что такие темно- зеленые участки травы идут рядком, как дома на улице. «Тут раньше погреба были» – объяснил нам это явление местный житель.

Во время чаепития у родника выяснилось, что среди потомков поэта многие так же пишут стихи. Поэтому встреча получилась литературно-краеведческой: читали стихи Наседкина и собственного сочинения, а так же рассказывали о родословной, о том, как пережили прабабушки и бабушки Гражданскую и Отечественную войны. Например, Наталья Ивановна Алферова (ее бабушка была родная сестра Василия Федоровича) со слезами на глазах сказала, что сегодняшнюю встречу воспринимает, как дань своему отцу – Козлову Ивану Петровичу. Он часто говорил, что является родственником Есенина, на что жена неизменно отвечала: «Ну что ты плетешь! Он знатный поэт, а ты кто!». А сегодня это общепризнанный факт. Наталья Ивановна поблагодарила Михаила Чванова, за то, что написал о родстве Есенина с Наседкиным, и прочитала свои стихи:
Родители мои – отец и мать,
Благодарю за жизнь,
мне данную на этом свете…
Благодарю тебя Господь,
За то что я пришла к тебе
И ты в меня поверил.

Прозвучали и другие интересные истории. Журналист Закир Забиевич Исмаилов рассказал о созданном им частном музее Сергея Есенина, где есть раздел посвященный Василию Наседкину. Загир Забиевич подарил музею свою книгу «Долгая дорога к Есенину». В этот день фонды музея пополнилась несколькими поэтическими сборниками – свои книги с дарственными надписями подарили многие родственники Наседкина.

Мы уже собрались в обратный путь, а у родника еще звучали стихи:

Вражду и дружбу обойдя,
Спокойно провожая лето,
Я песню древнюю дождя
Сегодня слушал до рассвета.

С рассветом дождь ушёл в зарю,
И где-то тонко пела просинь,
А в сад мой, полный слёз, – смотрю,
Калитку открывает осень.

Всем, кто заинтересовался творчеством В.Ф. Наседкина, предлагаем ссылку на его стихи – http://russian-poetry.ru/PoetF.php?PoetId=157  

 

 

Поделиться: