Выставка “Мое любимое искусство”

Театр занимал важное место в жизни С.Т. Аксакова. Он считал, что театр – это не место для праздного времяпровождения, а такая могущественная сила, которая должна влиять на сердца и умы людей, побуждать их на добрые дела.

Успешная карьера театрального критика началась у Сергея Тимофеевича с середины двадцатых годов девятнадцатого столетия. О необходимости перемен в духе нового века на сцене драматического театра, о котором говорил А.С. Пушкин, ощущал и Аксаков. С самого начала своей деятельности, как критика, С.Т. Аксаков является сторонником реалистического и всего нового, и эта тенденция пронизывает все его печатные рецензии.

По мнению Аксакова главное в игре актеров в драматическом театре не красота движения, внешние атрибуты, а мастерство отображать характеры, выразительность голоса, его жестикуляции. Писатель выдвинул передовую для его эпохи теорию, что характеру персонажа должен соответствовать и его язык.

Все статьи писателя содержали в себе подробный анализ спектаклей. Необыкновенная наблюдательность, превосходное знание законов сценического искусства, умение детально разобраться в игре актеров или оценить весь спектакль в целом – это те качества, которые выгодно отличали его от театральных критиков того времени. Его конкуренты и недоброжелатели иронизировали по поводу его дотошности, что ни артисты, ни актеры, и даже декорации не остаются без внимания детального разбирательства критика.

Театральные статьи Аксакова, которые печатались в «Вестнике Европы», «Московском вестнике», а впоследствии в «Галатее», отличались реалистической направленностью и были довольно примечательным явлением. Его эстетика театрального критика была сформирована в переломный период для сценического искусства России, когда старые методы классического театра уже становились в противостояние с новыми тенденциями и запросами времени.

После Отечественной войны 1812 года происходило стремительное развитие общества, и театр требовал нового дыхания и другого подхода, чтобы не быть только статичным великолепием. Имя С.Т. Аксакова занимает видное место в истории театральной критики. Для самого Сергея Тимофеевича эта деятельность имела огромное значение в формировании в последующем его как писателя реалистической направленности.

Федор Григорьевич Волков – выдающийся русский актер, театральный деятель, основатель русского национального театра. Федор Волков – универсальный человек XVIII столетия. Он был архитектором, поэтом, живописцем, скульптором, резчиком по дереву, музыкантом, собирателем книжных редкостей, машинистом сцены, директором, режиссером и первым актером, основателем актерской профессии в России.

В 1750 году, в Ярославле, купеческий сын Федор Григорьевич Волков основал общедоступный театр, впервые в России став его организатором и содержателем, вложив собственные капиталы в театральное дело. Труппа, собранная Волковым, пестра по социальному составу. Люди купеческого звания, служащие провинциальной канцелярии, бывшие семинаристы, «из церковников», посадские люди, ремесленники, выходцы из Малороссии. Уровень не только актерской игры, превышавший любительский, но и всего театрального дела в Ярославле возбудил интерес в столице. Было приказано срочно и скоро доставить ярославских комедиантов. Театр уезжал не на временные гастроли, отныне он менял место своего пребывания. С берегов Волги ярославцы уезжали на берега Невы. Из одиннадцати актеров волковской труппы к обучению определили четверых — Федора и Григория Волковых, Ивана Дмитревского и Алексея Попова.

При рождении русского театра возникло тесное взаимодействие провинциальной и столичной театральной культуры, это стало важным фактором всего культурно-исторического процесса. Именно ярославцы, получив в Петербурге образование, составили ядро первого государственного русского профессионального национального общедоступного театра, учрежденного в 1756 году.

С именем Федора Волкова связано становление русской актерской национальной школы. Став преемником Волкова, ярославец Иван Дмитревский впервые основал в Петербурге русскую театральную школу и воспитал несколько поколений актеров, развивая в своих учениках сочетание “искусства с естеством”.

Волковым были заложены особенности русской школы театральной игры. Они отразились во «вдохновении» Якова Шумского, «необыкновенной простоте» Василия Померанцева, «чувствительности», «натуральности» «пламенного» Алексея Яковлева, «одушевлении и непринужденности» Катерины Семеновой, в «молниях, вылетавших из глаз» Павла Мочалова, «лиризме» Михаила Щепкина. До сих пор утверждает себя в мире традиция русской актерской школы, заложенная Федором Волковым.

Большой театр Петербурга. 1790 год

Рост популярности театрального искусства привел к смене крепостного театра на «вольный театр» – государственный и частный.

Государственные, или как их тогда называли, казенные театры появились в столичных городах России еще в XVIII веке. В начале XIX века в Петербурге их было несколько: это дворцовый театр в Эрмитаже, Большой театр  и Малый театр, построенный в 1801 г.  у Аничкова моста. Наряду с русскими оперной, балетной, драматической труппами там выступали иностранные – французская, итальянская. На содержание последних тратились особенно большие средства. Если на русскую труппу в 1803 году было ассигновано 40 500 руб., то на французскую оперную и драматическую — 114 400 руб., на итальянскую — 46 000 руб.

Постепенно сложилось так, что драматические спектакли давались преимущественно в Малом театре. В Большом ставились чаще балетные или оперные спектакли. В 1827 году возле Симеоновского моста был открыт цирк, где помимо цирковых представлений также давались драматические спектакли.

Александрийский театр

В 1832 году по проекту известного архитектора К. И. Росси был построен прекрасный драматический театр, оборудованный по последнему слову театральной техники и получивший название в честь жены Николая I — Александры Федоровны — Александрийский. В 1833 году заканчивается строительство еще одного театра, построенного по проекту архитектора А. П. Брюллова (ныне Театр оперы и балета им. Мусоргского). В честь брата Николая I, великого князя Михаила Павловича, он получил название Михайловского. В нем преимущественно выступали французская и итальянская труппы.

Один из первых актеров русского профессионального театра был Дмитриевский Иван Афанасьевич  (1736–1821) – театральный деятель, педагог, переводчик и автор.

Родился в Ярославле. Учился в духовной семинарии, с 1749 начал свой путь в искусстве, как сподвижник основателя русской профессиональной сцены Ф.Г. Волкова, играя в ярославской труппе любителей, так называемых «охочих комедиантов».

Наивысшего успеха Дмитревский  достиг во время царствования Екатерины II, которая после смерти Волкова присвоила ему звание «первого актёра российского придворного театра»,  каковым Дмитревский  по сути и был.

В 1765 году Дмитревский, по повелению Екатерины II, отправился за границу для ознакомления с театральным делом на Западе. Получив для путешествия значительную сумму денег, он побывал в Германии, Франции, Англии и перезнакомился с самыми знаменитыми актерами того времени. Эта поездка, вне сомнения, обогатила Дмитревского и через него  благотворно повлияла на развитие русского театра.

В 1783 Вольный театр указом Екатерины II становится Императорским. Дмитревскому отведено место инспектора. Его обязанностью продолжает оставаться воспитание и обучение молодых артистов, среди которых будущие знаменитости: Е. Семенова, А. Яковлев, А.В. Каратыгин, П.Плавильщиков, Я.Шушерин.

С именем Дмитревского связывают зарождение театральной педагогики как таковой и признают его создателем русской театральной школы драматического искусства. В то же время он играл главные роли в комедиях, написанных самой Императрицей, которые утверждали незыблемость монаршей власти. В 1802 за выдающиеся заслуги перед русской литературой и театром, единственный из русских артистов, был избран членом Российской академии наук, принимал активное участие в работе до 1814. С.Т.Аксаков писал, вспоминая встречу с Дмитревским: «<…> это был «один из самых интереснейших вечеров во всей петербургской моей жизни».

Шушерин Яков Емельянович (1759 – 1813) – один из замечательных актеров конца XVIII века. Состоял в труппе М. Медокса, игравшей в Москве; вскоре он был переведен в Петербург, где не без успеха конкурировал со знаменитым артистом Яковлевым. Игра Шушерина никогда не подчинялась исключительно вдохновению: она была всегда обдумана и рассчитана до мелочей.

Эволюция актерского искусства от классицизма к сентиментализму на рубеже XVIII – XIX веков ясно видна на творческом пути Я. Е. Шушерина Актер ярко выраженного классицистского плана. Он, по воспоминаниям современника, «удивительно ходил в трагедиях на ходулях». Но, выступая в мелодраме и сентиментальных пьесах, этот же актер проявлял склонность к естественности, простоте. Деятельность Шушерина на петербургской сцене (1786 – 1799 и 1800 – 1809) отражала существенные сдвиги в актерском творчестве.

«Шушерину было тогда шестьдесят лет, – писал С.Т.Аксаков, – но его физические и умственные силы находились в полной крепости мужества, и он сам говаривал мне, что не намерен прожить менее ста лет. Черты лица Шушерина были не хороши: нос небольшой, несколько вздернутый кверху, широкие скулы и маленькие серые глаза, но зато выразительные, умные, даже хитрые. Все лицо для сцены было невыгодно, потому что не имело резких черт, лишено было подвижности физиономии. Много слыхал я жалоб Шушерина на эти недостатки, которые мешали его сценическим успехам и которые надобно было преодолеть, переливая все внутреннее чувство в выражение глаз и одушевленный голос».

Особенностью русского сценического искусства на рубеже XVIII – XIX веков являлось то, что в нем не было актеров «чистого» классицизма, как, например, во французском театре. Театр в России прошел всего лишь за восемьдесят лет путь от классицизма до гениального произведения критического реализма — «Ревизора». Но это не позволяло в полной мере развиваться и естественным путем изжить себя ни одному стилю. Более того, в творчестве многих русских актеров проявлялись элементы разных стилевых особенностей, поэтому отнести того или иного актера к определенному направлению достаточно трудно. Это относится и к крупнейшим мастерам начала XIX века — А. С. Яковлеву и Е. С. Семеновой.

Алексей  Семенович Яковлев был сыном  костромского купца, рано оставшийся сиротой и взятый под опеку санкт-петербургским купцом И.М.Шапошниковым.

Случай свел его с И.А. Дмитревским, который, придя в восторг от энтузиазма, с каким Яковлев декламировал, и от внешних данных, стал его наставником и уговорил дебютировать. Яковлев имел огромный успех и был принят в русскую труппу петербургского театра. Заняв ведущее положение в труппе, он стал безраздельно царить на петербургской сцене и с успехом гастролировал в Москве.

Игра Яковлева отличалась лиризмом и яркими вспышками вдохновения. Свидетели его триумфов, а порой и падений отмечали: «Яковлев играл не умом, а сердцем»; «…одну и ту же роль он мог играть розно…»; «У Яковлева не было середины: или он поднимался выше всех, или падал так низко, как не падали и посредственные актеры». А.С.Пушкин, называя актера «диким, но пламенным», писал: «Яковлев имел часто восхитительные порывы гения…». Стихийный талант Яковлева с его мощным трагическим темпераментом предвосхитил дарование П.С.Мочалова с его разительными крайностями в искусстве.

Последние годы жизни Яковлева – это падение с вершин: неуравновешенный характер, загулы в компании поклонников, покушение на самоубийство в припадке белой горячки (1813); большинство его коронных ролей было передано другому артисту.Умер Яковлев в Петербурге 3 (15) ноября 1817. Похоронен на Волковом кладбище, на могиле эпитафия: «Завистников имел, соперников не знал».

Екатерина Семёновна Семёнова родилась 18 ноября 1786 года от крепостной помещика Путяты и учителя кадетского корпуса. Обучалась в Петербургской театральной школе у И. А. Дмитревского. В 1802 году впервые появилась на школьной сцене в пьесах А. Коцебу, а в 1805 году вошла в труппу при Александринском театре, где играла роли первых любовниц. Она была необыкновенно красива; черты лица её поражали классической правильностью, профиль, по словам современника, напоминал древние камеи. Гибкий контральтовый голос ее поддавался самым разнообразным модуляциям. Еще больше способствовали ее успеху сила чувства и искреннее увлечение. Особенно ярко её дарование проявилось в ставших популярными романтических драмах В. А. Озерова.

И общее, и сценическое образование Семёновой было очень поверхностное, поэтому построение ролей она заимствовала у других. Сначала разучивала роли под руководством князя Шаховского, а потом пользовалась советами горячо преданного ей поэта Н. И. Гнедича; наконец, она много присматривалась к приемам выступавшей тогда в Петербурге известной французской актрисы, Жорж.

Сама Жорж жаловалась, что, при всей своей технике, она часто чувствует недостаток темперамента, которого всегда с лихвой бывало у Семёновой.

С.Т.Аксаков видел её игру и впоследствии писал: «Игра эта слагалась из трех элементов: первый состоял из незабытых еще вполне приемов, манеры и формы выражения всего того, что игрывала Семенова до появления m-lle George, во втором – слышалось неловкое ей подражание в напеве и быстрых, переходах от оглушительного крика в шепот и скороговорку».

Но силу ей давал все же собственный талант. Высоко ценил её искусство А.С.Пушкин: «Говоря об русской трагедии, говоришь о Семеновой — и, может быть, только об ней. Одарённая талантом, красотою, чувством живым и верным, она образовалась сама собою».

В 1826 году Семёнова окончательно простилась с публикой. Из жизни актриса ушла 13 марта 1849 года и  была похоронена на Митрофаниевском кладбище Петербурга. После его  разорения её прах в 1936 году перезахоронили в некрополе мастеров искусств Александро-Невской лавры.

M-lle George – сценический псевдоним Маргариты Жозефины Веймер (1787–1867). Мадемуазель Жорж имела привлекательную внешность и певучую речь, что вполне  подходило для исполнения французских классических трагедий.

Известная французская актриса в июле 1808 года дебютировала на петербургской сцене в самой известной своей роли – Федры Ж.Расина. С.Т.Аксаков был на этом спектакле: «Наконец началась «Федра», которую никто не слушал до появления дебютантки. Хотя я ничего подобного m-lle George не видывал, но внутреннее чувство сказало мне истину, и я не разделял общего восторга зрителей, которые так хлопали и кричали, что, казалось, дрожали стены театра. Я осмелился сказать своим соседям, что дебютантка слишком поет стихи и что игра ее холодна. Дорого стоила мне моя откровенность: около меня стояли и сидели по большей части французы, и я был осмеян и обруган без пощады. Впоследствии я прислушался к пению m-lle George и оно меня уже не поражало, но первое впечатление мое насчет холодности ее игры утвердилось еще более, и, несмотря на европейскую знаменитость этого таланта, я осмелюсь сказать и теперь, что истинного чувства, сердечного огня у ней не было: была блестящая наружность, искусная, великолепная, но совершенно неестественная декламация – и только».

Продолжая разбирать игру актрисы, Аксаков отмечал, что «характеры ролей, истинность их всегда приносились в жертву эффекту; следовательно – даже теперь выговорить страшно – ее игра была бессмысленна относительно к характеру представляемого лица». И далее – Игра m-lle George была положена, так сказать, на ноты, твердо выучена наизусть и с неизменною точностью повторялась всегда. George не обращала ни малейшего внимания на мысль автора, на общий лад (ensemble) пиесы и на тон реплики лица, ведущего с нею сцену; одним словом: она была одна на сцене, другие лица для нее не существовали. После этого можно ли назвать ее игру художественным воспроизведением личности представляемого лица?

Павел Степанович Мочалов (1800-1848) – великий русский актер – романтик. Родился в семье крепостных актеров помещика Н. Н. Демидова.

С.Т.Аксаков писал: «Мочалов был одарен великим талантом; но сам был уже неспособен к усовершенствованию своего таланта. Гром рукоплесканий и восторги публики совершенно его испортили».

Понимая, что «Мочалов был не довольно умен, не получил никакого образования, никогда не был в хорошем обществе, дичился и бегал его», Аксаков тем не менее решил «сблизиться с Мочаловым, сблизить его со всем нашим кругом и через это сближение быть ему полезным. Увы, никакого успеха не имело мое доброе намерение!»

Но игра Мочалова открыла Аксакову многие вещи в искусстве, о которых он раньше и не ведал, и приводила в настоящий восторг! Павел Степанович был из тех актеров, который гениально играл по наитию, а когда очень старался произвести впечатление – выходило плохо. Новый стиль актерской игры Мочалова заставлял Аксакова быть на его стороне в соревновании Мочалова и Каратыгина, представляющих соответственно эпохи романтизма и классицизма на русской сцене.

Изумляясь тому, что талант Мочалова развивался как бы без ведома самого актера, всегда неожиданно, Сергей Тимофеевич считал это признаком гения по инстинкту. И в этом определении было столько же признания, сколько и оговорки: ведь «инстинкт», как ни чудесно его мгновенное озарение, постигающее предмет, не может собою восполнить необходимое актеру знание того же сценического искусства.

Михаил Семенович Щепкин (1788-1863) был для С.Т.Аксакова в известном смысле идеалом актера,  своего рода «золотой серединой», гармоническим единством таланта и труда. Они познакомились в 1826 году, после переезда семьи Аксаковых из Белебеевского имения в Москву, где Щепкин, освободившись из крепостной зависимости, уже три годы выступал на сцене.

Путь на московскую сцену открылся перед Щепкиным только после того, как  он, тридцатипятилетний актер, проявив необыкновенное трудолюбие, в короткий срок избавился от южного говора, а также с терпением и упорством работал над своим голосом, от природы не очень сильным. Он никогда не опоздал и не пропустил ни одной репетиции за всё время служения театру. Как это могло не восхищать С.Т.Аксакова!

Рассматривая Щепкина как пример «взыскательного художника», он увидел в актере провозвестника реализма на сцене и чутко уловил его демократизм. В игре Щепкина было все: огонь, чувствительность, тонкость, искренность, разнообразие и сложность психологической жизни, но главное  достоинство исполнительской манеры Щепкина, по мнению Аксакова, заключалось в верности изображаемых характеров, в простоте и естественности его существования на подмостках. Актер умел вникать в суть духовного мира героя и подчинять задаче выражения его весь комплекс своих психофизических средств.

Внимание и интерес к творчеству актёра Аксаков проявлял постоянно и сохранил до конца своей      жизни. К 50-летию актёрской деятельности М.С.Щепкина Сергей Тимофеевич сделал серьезный анализ его творчества. Без лишнего восхваления он отметил выражение национального самосознания в каждой его роли и подчеркнул общественное значение таланта.  М.С.Щепкин стал для Аксакова мерой подлинного искусства.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться: