Бабочки. Время «Летающих цветов».

Живёт, собою Землю украшая,
Порхая с лепестка на лепесток!
При этом тишину не нарушая,
Она сама — летающий цветок!

Ефремов И.

Весна и лето – время «летающих цветов». Так часто называют бабочек как самых прекрасных существ, которые  были подарены Создателем для украшения нашей жизни. Весной эти эфемерные создания начинают появляться на свет. Жизнь насекомого очень короткая – от нескольких часов до нескольких недель. Две три недели – обычная продолжительность их жизни, и только редкие бабочки живут месяцы, как, например, бабочка Монарх.

Окрас бабочек настолько богат, что им нет равных в мире насекомых. Красоту их прозрачным крыльям (у тропических особей они могут достигать 28 см) придают чешуйки, прикрепленные к ним. В биологии бабочек классифицируют как чешуекрылых. Поэтому наука, изучающая их, называется лепидоптерология, и её название происходит от греческих слов, обозначающих «чешуя» и «крыло».

Если по-гречески насекомое называются лепидоптера, то в русском языке название бабочка восходит к праславянскому языку – бабка, баба, старуха – предок. В бабочках по представлениям древних славян воплощались души умерших предков, поэтому в некоторых русских диалектах бабочек  называют душами, душечками.

Бабочки из-за своей красоты и изящества были издавна предметами коллекционирования. И в связи с этим хотелось бы вспомнить об увлечении бабочками С.Т.Аксакова.

Студент Казанского университета Сергей Аксаков все свободное время посвящал ловле и коллекционированию бабочек. Много лет спустя, будучи известным писателем, он рассказал о своем любимом занятии в статье «Собирание бабочек», и о том юношеском запале, с которым он отдался новому делу.

Неизвестно, что у него с другом Александром Панаевым получилось бы, если не помощь профессора Фукса, преподававшего в университете естественную историю и поддержавшего юных натуралистов. Аксаков писал, что Фуксу очень понравилось их рвение и он «<…> был очень доволен и охотно рассказал мне все подробности этого искусства, не мудреного, но требующего осторожности, терпения и ловкости. Он тут же показал мне все нужные инструменты как для ловли бабочек, так и для раскладывания их».

Собрав коллекцию бабочек весной, друзья разъехались на каникулы. Панаев продолжал собирать бабочек в Казани, а Сергей Аксаков уехал с родителями в родовое поместье Старо-Аксаково в Симбирскую губернию.

Каникулы закончились, и друзья представили друг другу свои ящики с бабочками. Аксаков пишет, что он «открыл свой ящик. Панаевы были поражены, уничтожены; Александр в радости бросился меня обнимать. Махаона, то есть Подалириуса, и Павлина никто не ожидал. <…> Когда мы соединили наши четыре ящика и привели их в надлежащий порядок, то есть расположили бабочек по родам, выставили нумера, составили регистр с названиями и описаниями, то поистине наше собрание можно было назвать превосходным во многих отношениях, хотя, конечно, не полным. Все студенты соглашались беспрекословно, и уже не было никакого спора, чье собрание лучше, наше или Тимьянского. Можно сказать, что мы с Панаевым торжествовали».

Но так как лето закачивалось, и наступали холодные дни, а также начались занятия, Аксаков, «чувствуя себя несколько отставшим, потому что с самой весны слишком много занимался бабочками, принялся с жаром догонять <…> товарищей. Панаев тоже». «Через неделю, однако, – пишет Аксаков, – мы решились с ним, по старой привычке и не остывшей еще охоте, выйти за город, чтобы посмотреть, не попадется ли нам какая-нибудь новая, неизвестная порода бабочек. Но не только не попалось нам новой, даже известных бабочек встретилось мало, потому что наступил уже конец августа и погода очень похолодела. С этого дня прекратились наши походы за бабочками, и прекратились навсегда! Пришла суровая осень, и все свободное время от учебных занятий мы посвятили литературе <…>».

Вспоминая на закате своей жизни увлечение бабочками, Аксаков писал, что оно владело им «со всею силою страсти» и оставило в его памяти «глубокое, свежее до сих пор впечатление».

.«Рассказ из студенской жизни» под названием «Собирание бабочек» стало одним из последних произведений писателя; оконченное в июле 1858 года, оно было опубликовано в сборнике, посвященном очередной годовщине открытия Казанского университета и вышедшем  в 1859 году  накануне смерти Аксакова – «первого казанского студента», как его называли.

Н.с. музея Кузина Г.Н.

Поделиться: