С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ А.С.ПУШКИНА! С ДНЁМ РУССКОГО ЯЗЫКА!

«Я ПАМЯТНИК СЕБЕ ВОЗДВИГ НЕРУКОТВОРНЫЙ,
К НЕМУ НЕ ЗАРАСТЕТ НАРОДНАЯ ТРОПА…»
А.С. Пушкин

Сто сорок лет назад – шестого июня 1880 года – состоялось открытие памятника А.С.Пушкину в Москве. Организацией Пушкинского праздника занимался комитет, созданный Обществом любителей российской словесности.

Бронзовый памятник работы А. М. Опекушина был установлен на Страстной площади, куда к 10 часам утра стеклось так много народа, что очевидцы вспоминали, будто вся Москва собралась.
Место установки памятника было украшено гирляндами живой зелени и щитами, на которых золотом были вытеснены названия произведений великого поэта. Вечером была зажжена иллюминация.
Пушкинские торжества проходили в Москве с 5 по 8 июня 1880 года. Их до сих пор вспоминают еще и потому, что в эти дни были произнесены незабываемые речи о поэте.

О значении поэта и его творчества подготовили выступления представители разных идейно-политических направлений в русском обществе того времени. И каждый со своей позиции трактовал роль Пушкина в истории русской и мировой культуры.

И.С. Тургенев в своей речи о Пушкине сказал, что поэт в одиночку смог «исполнить две работы, в других странах, разделенные целым столетием и более, а именно: установить язык и создать литературу… Нет сомнения, что он создал наш поэтический, наш литературный язык и что нам и нашим потомкам остается только идти по пути, проложенному его гением», но, по мнению Тургенева, нашего поэта нельзя поставить на одну ступень, например, с Шекспиром или Гете. «Возвратимся к Пушкину, – пишет он, – Вопрос: может ли он назваться поэтом национальным, в смысле Шекспира, Гете и др., мы оставим пока открытым».

Сильное впечатление произвела речь драматурга А.Н. Островского, который сказал, что «сокровища, дарованные нам Пушкиным, действительно велики и неоцененны. Первая заслуга великого поэта в том, что через него умнеет все, что может поумнеть. Кроме наслаждения, кроме форм для выражения мыслей и чувств, поэт дает и самые формулы мыслей и чувств. Богатые результаты совершеннейшей умственной лаборатории делаются общим достоянием. Высшая творческая натура влечет и подравнивает к себе всех. Поэт ведет за собой публику в незнакомую ей страну изящного, в какой-то рай, в тонкой и благоуханной атмосфере которого возвышается душа, улучшаются помыслы, утончаются чувства».

По общему признанию, просто ошеломляющее впечатление произвела на всех речь Ф.М. Достоевского. Её воздействие на слушателей было настолько велико, что, ничего подобного «не было в русской словесности ни до, ни после». Присутствующие при произнесении этой речи увидели какую-то магию в ней, потому что в порыве неконтролируемого восторга в объятия друг к другу бросались даже непримиримые идейные противники.
Сам выдающийся оратор, А.Ф. Кони писал об этом потрясении: «С самого начала речи между ним и всею массой слушателей установилась та внутренняя духовная связь, сознание и ощущение которой всегда заставляют оратора почувствовать и расправить свои крылья. В зале началось сдержанное волнение, которое всё росло, и когда Фёдор Михайлович окончил, то наступила минута молчания, а затем как бурный поток, прорвался неслыханный и невиданный мною в жизни восторг. Рукоплескания, крики, стук стульями сливались воедино и, как говорится, потрясли стены зала. Многие плакали, обращались к незнакомым соседям с возгласами и приветствиями; и какой-то молодой человек лишился чувств от охватившего его волнения. Почти все были в таком состоянии, что, казалось, пошли бы за оратором, по первому его призыву, куда угодно!».

«Пушкин, – сказал Достоевский, – есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа, сказал Гоголь. Прибавлю от себя: и пророческое. Да, в появлении его заключается для всех нас, русских, нечто бесспорно пророческое. Пушкин как раз приходит в самом начале правильного самосознания нашего, едва лишь начавшегося и зародившегося в обществе нашем после целого столетия с петровской реформы, и появление его сильно способствует освещению темной дороги нашей новым направляющим светом. В этом-то смысле Пушкин есть пророчество и указание».
Иван Сергеевич Аксаков под впечатлением от речи Достоевского даже решил отказаться от своего выступления, считая, что все уже Достоевским сказано о Пушкине. Тем не менее, он выступил со своей речью, в начале которой назвал выступление Ф.М.Достоевского «историческим событием».
У И.С. Аксакова на протяжении жизни отношение к творчеству Пушкина менялось, хотя благоговение к поэту он пронес через всю жизнь. А в 70-ые годы, будучи председателем Общества любителей российской словесности, много способствовал сбору средств на памятник Пушкину.
Начав речь со строчек Ф.И.Тютчева:«Тебя как первую любовь
России сердце не забудет…» , Иван Сергеевич далее сказал, что «это не общее место. Это верно схваченная, историческая, выдающаяся черта отношений к Пушкину русского общества. В самом деле, наша связь с ним не какая-либо рассудочная, на отвлеченной оценке основанная, а сердечная, теплая, живая связь любви и до сих пор. Такой связи не было и нет у русского общества ни с одним поэтом. Одним ли художественным достоинством и значением Пушкина в искусстве вообще может быть объяснена такая живость и прочность сочувствия? Не таятся ли причины этого явления еще в чем-либо другом: в его историческом для нас значении, в самих психических свойствах его художественной природы, в той народной стихии, наконец, которой вся обвеяна и согрета его поэзия?
Пушкин не только наша неизменная любовь, но еще и первая любовь. На заре нашего народного самосознания русское общество в нем впервые познало, говоря его же стихом, тот «первый пламень упоенья», который оставляет неизгладимый след в благодарной памяти сердца. А память сердца в жизни исторического народа не исчерпывается сроком нескольких поколений. Таково свойство высоких созданий вполне искреннего искусства, что они на вечные времена запечатлеваются духом истины, духом жизни, давшим им бытие. Таково свойство и созданий Пушкина. На их художественной вековечной прелести лежит еще и неотъемлемая, вечная же историческая печать весны и ее свежести, какой-то новоявленной радости, первого озарения русских сердец светом неложного русского искусства».

Пушкинские торжества проходили несколько дней. День открытия памятника закончился концертом, в котором оркестр под управлением Н.Г. Рубинштейна исполнил увертюры М.И.Глинки и А.С.Даргомыжского.
Помимо открытия памятника, состоялось заседание Общества любителей русской словесности. В здании Дворянского собрания работала выставка, на которой впервые широкой публике были представлены личные вещи поэта, рукописи, прижизненные
портреты и др.

И.С.Аксаков постфактум писал: «Вышло неожиданно хорошо, переросло всякие чаяния и стало истинным событием в историческом развитии Русского общества, великим актом нашего народного самосознания, новою эрою, поворотным пунктом для наших молодых поколений <…>».

Н.с. музея Кузина Г.Н.

Поделиться: