14 (02 по ст.ст.) июня 1816 года состоялось венчание С.Т.Аксакова и О.С.Заплатиной

«ПОСЕМУ ОСТАВИТ ЧЕЛОВЕК ОТЦА СВОЕГО И МАТЬ И ПРИЛЕПИТСЯ К ЖЕНЕ СВОЕЙ, И БУДУТ ДВОЕ ОДНА ПЛОТЬ»
(К ЕФЕСЯНАМ 5:31)

Дом Аксаковых стал крупным духовным центром своего времени. На аксаковские журфиксы по субботам собирались известные деятели русской культуры. Что их привлекало? Конечно, здоровая семейная атмосфера, возможность общения с Сергеем Тимофеевичем, от которого всегда исходила доброжелательность и отзывчивость; приветливость домочадцев, готовых принимать и принимавших гостей ежедневно. Основные хлопоты по дому лежали на Ольге Семеновне, к которой у всех друзей семьи было почтительное отношение, а Погодин называл своей «первой начальницей» и неукоснительно выполнял все её просьбы. На Ольге Семеновне держался не только внешний порядок, она была нравственным камертоном для своего семейства. Младший из сыновей, Иван Аксаков писал о своей матери: «Благоговейно покорялась она мужней воле, но когда дело шло для нее о нравственном начале, муж должен был склоняться перед нею: не то, чтобы она только не хотела, но она не могла действовать вопреки своему убеждению».
Каждый член этой фамилии был частью целого. Целостность как нечто единое, неиспорченное, неразрывное – это один из настоящих маркеров аксаковской семьи.

Сергей Тимофеевич и Ольга Семеновна имели небольшую разницу в возрасте. Они встретились, когда Ольге Семеновне было двадцать три года, а Сергею Тимофеевичу шел двадцать пятый. После знакомства Аксаков стал часто посещать дом на окраине Москвы около Донского монастыря, в котором жил генерал-майор в отставке Семен Григорьевич Заплатин и его дочери – старшая Ольга и младшая Вера.
В Ольгу или Оллину, как он ее называл, Сергей Аксаков влюбился без памяти. Возвращаясь после очередного свидания, он писал стихи, в которых сокрушался о том, как медленно течет время и оттягивает следующую встречу с любимой, а ему скорее хочется снова увидеться с ней. Переполнявшие его чувства он изливал в «маленький, продолговатого формата, в зеленом сафьяновом переплете альбом с надписью на первой странице: «Моей возлюбленной невесте. 1816 года апреля 24-го дня. Москва».

И вот, наконец, 02 (14 н.ст.) июня 1816 года молодые люди соединились в таинстве венчания, состоявшегося в одной из древнейших московских церквей – Симеона Столпника, первое упоминание о которой относится к концу XVII века. Построена она была на месте более древней – деревянной.


Два её придела освятили в честь Симеона Столпника и Николая Чудотворца; в 1759 году второй предел переосвятили во имя Дмитрия Ростовского. Главный же престол посвящен двунадесятому празднику – Введению в храм Пресвятой Богородицы.
Церковь, построенная из крупного кирпича на белокаменном цоколе в стиле русского узорочья, или «московского барокко», поражает своей красотой. Главная идея стиля – удивлять и восхищать, воплощается в обилии архитектурных деталей: резных колонн, скульптурных изображений ангелов, разных завитков, цветов, листьев и других украшательств.

Известен храм был и звоном колоколов, отлитых знаменитым мастером Федором Моториным. К сожалению, их утратили после революции.
Говорящие топонимы Москвы подсказывают нам, что расположение церкви вблизи Поварской слободы, делало ее основными прихожанами поваров, скатерников, хлебопеков и др., обслуживающих царский двор; эти люди селились в переулках, которые и назывались по виду их деятельности – Хлебный, Столовый, Скатерный и т.д. К концу XVI века здесь проживало не менее пятисот человек.
В XVIII—XIX веках положение изменилось, и этот район Москвы стал заселяться представителями самых знатных и древних русских родов: Долгоруковых, Шереметевых, Волконских, Гагариных, а потом здесь появились дома купцов – Морозовых, Рябушинских, Носенковых. На Поварской в разное время жили великие деятели русской культуры – Г.Р.Державин, П.С.Мочалов, М.Ю.Лермонтов, И.А.Бунин, В.Ф.Комиссаржевская, М.М.Ипполитов-Иванов и др.

Одна из старейших московских улиц, Поварская была подвергнута в советский период разрушению и основательной перестройке. Храм Симеона Столпника до наших дней сохранился просто чудом. Его здание неоднократно передавали разным организациям. А при строительстве Нового Арбата над ним нависла реальная угроза уничтожения. От сноса его спасли небезразличные к истории Москвы люди. Среди них были выдающийся советский архитектор-реставратор памятников древнего зодчества и автор новых методов реставрации и консервации архитектурных объектов Петр Дмитриевич Барановский и московский архитектор – реставратор Леонид Иванович Антропов. Леонид Иванович буквально залез в ковш экскаватора и препятствовал работам по разрушению храма, дожидаясь, когда Барановский привезет приказ из Министерства культуры СССР о постановке памятника на государственную охрану.
Л.И.Антропов, архитектор-реставратор
П.Д.Барановский
Церковь была спасена, а потом и отреставрирована. Подвиг реставраторов сохранил уникальный памятник архитектуры для всех нас.

Храм Симеона Столпника, в котором венчались, помимо С.Т. Аксакова и О.С. Заплатиной, К.П. Победоносцев и Е.А. Энгельгардт, и, по преданиям, граф Н.П. Шереметев и актриса П.И. Жемчугова, прихожанином которого в последние годы жизни был Н.В. Гоголь, до сих пор украшает Москву. Его сравнивают с прекрасным изумрудом в окружении бетонных многоэтажек.
Посмотреть на пятиглавую церковь в стиле русского узорочья с резными оконными наличниками, многоярусными кокошниками по сводам, витыми столбиками и колоннами специально приезжают москвичи и гости столицы.

н.с. музея Кузина Г.Н.

Поделиться: