Старинные шкатулки из дома Уфимского священника

Многолетняя дружба всегда приносит свои плоды: это и разделенная радость общения, чувство дружеского плеча и поддержки, возможность поделиться не только печалью, но и своими успехами. С Натальей Александровной Латышевой четверть века (!!!) дружеских отношений принесла вещественные и памятные плоды: редкие и замечательные по исполнению старинные шкатулки, которые полноправно можно отнести к изделиям декоративно-прикладного искусства.

Вместительная шкатулка-ларец, приблизительно, последней четверти Х1Х века покрыта шпоном палисандра, инкрустирована перламутром, латунными вставками растительного узора, а также шпоном древесным. Изнутри ларец обит «родной» выцветшей атласной тканью голубого цвета. Сохранились даже маленькие круглые латунные ножки по углам. В такой объемной шкатулке могли храниться ценные бумаги, семейные реликвии или большой альбом с семейными фотографиями.

Вторая шкатулка, стеклянная, на латунных узорчатых ножках, уже почти сто лет не используется по прямому назначению. В конце Х1Х – начале ХХ века в таких шкатулках со скошенной почти под сорок пять градусов стеклянной крышечкой размещались карманные часы. Стоять она могла на письменном столе, на верхней полке этажерки или комоде. Приходя домой, хозяин вытаскивал карманные часы, отстегивал цепочку и устанавливал их под наклоном в этой специальной «часовой» шкатулке, при этом «серьга» часов (или бигель) одевалась на специальный крючок, расположенный на задней «высокой» стенке, что позволяло часам стоять под наклоном, и циферблат можно было разглядеть даже издалека. Прозрачная стеклянная, впрочем, как и все поверхности шкатулки, крышка защелкивалась и предохраняла дорогой механизм от пыли. Эта изящная вещица служила украшением рабочего кабинетного стола, а подобных безделушек в то время было множество, и они добавляли особый аромат в понятие «качество жизни».

Последняя латунная шкатулка конца Х1Х-начала ХХ века стала для нас загадкой, потому что не было понятно, для чего она предназначалась: круглая форма на трех декоративных ножках, остроконечная крышка с маленькой ручкой в виде птички. Поверхность украшена прочеканенным декоративно-условным рисунком цветка тюльпана с листьями. На дне – крошечное клеймо с латинскими буквами. Изнутри сохранились фрагменты никеля, поэтому шкатулка могла использоваться для хранения сахара или чая, но, возможно, и для хранения мелких вещичек. Н.А.Латышева вспомнила, что в доме бабушки Александры Евграфовны Евладовой (Еварестовой) шкатулка всегда стояла на высоком выступе изразцовой печи.

В современной квартире эти три старинные безделушки, конечно, не нашли бы себе места: они и стояли закрытые в темном углу большого шкафа. В музее – другое дело! Каждая из шкатулок, находясь в родной атмосфере прошлых столетий, приобрела особо важный вид и значимость; каждая внесла свою скромную лепту в создание атмосферы достоверности и одухотворила старинные анфилады аксаковского дома.

Г.О.Иванова, хранитель музея

Поделиться: