официальный сайт

Цветок Евразии


Статья Александра Проханова в газете «Завтра» в №1 за 2016 год.
Она же прозвучала в передаче «Реплика» телеканала Россия-24

 

    Завершается Год литературы. По всей России проходили читательские конференции, выставки, библиотечные чтения. На улицах, в городах и деревнях, в школьных классах и студенческих аудиториях люди читали вслух произведения великих русских классиков.
    На празднестве завершения Года литературы я побывал в Башкирии, в Уфе, где чествовали местных именитых поэтов, читали красочные книжки с произведениями русских и башкирских писателей, славили Сергея Аксакова. Удивительный человек. Грузный, тяжеловесный, с окладистой бородой, он родился и возрос среди башкирских студеных рек и дебрей, оренбургских степей и уральских предгорий, татарских коневодов, башкирских кочевников и русских пахарей. Этот писатель былых времен должен, казалось бы, потускнеть, кануть в прошлое, уйти от внимания современного человека. Но этого не случилось. Сегодня, на стыке азиатско-европейских пространств, Аксаков всплывает в новом удивительном свете. У него особая миссия, особое звучание, особая сладость его великолепного русского языка.
    "Аксаковское движение" — это не только изумительный сбереженный дом в центре Уфы, где убранство соответствует тем далеким временам и помнит Аксакова. Не только старинная, возрожденная из праха усадьба в оренбургских степях, где Аксаков родился и где написаны его удивительные "Детские годы Багрова-внука". Не только аксаковский сад с удивительными деревами и аттракционами. Не только благоухающая аллея, не только множество аксаковских мест, что складываются в "Золотое кольцо" Аксакова.
    В Уфе есть удивительный мощный завод, что производит авиационные двигатели для бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей, которые сегодня сражаются в сирийском небе. Колоссальные цеха. Огромные двигатели из нержавеющей стали, похожие на фантастические саксофоны, перевитые трубами, патрубками, клавишами. Сегодня эти "саксофоны" грозно ревут в сирийском небе, нанося удары по ИГИЛ.
В цехах, где производятся испытания двигателей, в бетонных бункерах стоят грохочущие гигантские механизмы, из их поворотных сопел вырывается голубая плазма. Дирекция завода, инженеры включились в "Аксаковское движение". Собирают деньги на поощрительные премии, помогают высаживать аллеи удивительных деревьев.
    Какая связь между грозными авиационными созданиями и Аксаковым? Город Трехгорный, что затерялся в горах Челябинской области среди лесов и заповедных мест, совсем недавно появился на карте, потому что был засекречен, и по сей день он — за семью печатями. Здесь производятся ядерные заряды, снаряжаются ракеты и торпеды, превращающие в прах вражеские авианосцы. В этом городе действует аксаковская библиотека, проводятся Аксаковские чтения. Дети оборонщиков, ядерщиков наполнены аксаковской красотой, мечтательностью, божественной аксаковской литературной речью. Что общего между ними? Сергей Тимофеевич Аксаков родился в центре русской Евразии. Его дети, Иван и Константин Аксаковы, были основоположниками удивительного движения "славянофильства", движения, которое стремилось осознать роль славян в мировой цивилизации, роль России в огромном клокочущем мире. Из славянофильского движения родилась удивительная философия русского Евразийства. В те далекие времена евразийство казалось фантазией, а сегодня оно превращается в политические, экономические и военные договоры, обретает форму заводов, рудников и коммуникаций — форму Евразийского Союза.
    И в этом Евразийском пространстве Аксаков со своей нежностью, красотой, возвышенностью становится звездой, соединяет в себе народы и пространства. В аксаковском движении в братских отношениях татары, башкиры, русские, другие народы, другие языки.
    А что такое аксаковская сказка "Аленький цветочек"? Для каждого из нас она — воспоминание детства. Для многих она — не более чем красивая утешительная сказка, отрада, утеха и забава. Но в нашем грозном мире эта сказка становится волшебным манифестом Евразийства. "Аленький цветочек" — это символ добра, красоты, любви, хрупкого божественного целомудрия, которое удерживает на себе гигантские массивы несовершенного грохочущего мира. И если потревожить или погубить этот цветок, то мир начинает обваливаться, рушиться, грозит несчастьями. Чтобы вернуть мир к совершенству, к красоте, необходим духовный подвиг, необходим поцелуй. Поцелуй превращает страшное, уродливое чудовище в прекрасного юношу.
    Сегодня наше Евразийство, наша русская мечта в том, чтобы поцеловать, утешить, окружить любовью и добром рассыпающийся, грохочущий, клокочущий ненавидящими энергиями и вихрями мир. В этом великая русская миссия, великая миссианская мечта всех евразийских народов. Мы сохраним "Аленький цветочек" нашего драгоценного божественного мира.
  От редакции. Поздравляем Александра Андреевича Проханова с вручением ему литературной премии имени С.Т. Аксакова.

График работы Мемориального дома-музея С.Т. Аксакова В новогодние праздники 2016 года

 

31 января – санитарный день

 

число    День недели    Часы работы
1 января    пятница    выходной
2 января    суббота    10.00-18.00
3 января    воскресенье    10.00-18.00
4 января    понедельник    10.00-18.00
5 января    вторник    10.00-18.00
6 января    среда    10.00-18.00
7 января    четверг    выходной
8 января    пятница    10.00-18.00
9 января    суббота      10.00-18.00
10 января    воскресенье      10.00-18.00
11 января    понедельник      выходной

 

 

 

Литературная премия им. С.Т.Аксакова 2015 года


Копия NVE00003    По представлению Аксаковского фонда Указом Главы Республики Башкортостан Рустэмом Закиевичем Хамитовым литературная премия им. С.Т.Аксакова, учрежденная в  свое время Президентом Республики Башкортостан совместно с Международным фондом славянской письменности и культуры и Союзом писателей России,  присуждена выдающемуся российскому писателю, публицисту и общественному деятелю Александру Андреевичу Проханову.
    Премия вручена во время торжественного закрытия Года литературы. Премию вручил премьер-министр  Республики Башкортостан Рустэм Хабибович Марданов.
   18 декабря А. А. Проханов дал интервью о музее С.Т.Аксакова об Аксаковском движении  каналу Россию24 Башкортостан 18 декабря. На следующий день  прозвучала его традиционная «Реплика».
26 декабря «Реплика» по общерооссийскому каналу Россия 24, 28 опубликована в газете «Известия» и 29 декабря в газете «Завтра».

 

 

 

Новогодние выставки в музее С.Т. Аксакова

нов годПод Новый год и Рождество в Мемориальном доме-музее С.Т.Аксакова начала работать выставка декоративно-прикладного искусства, которую составили работы уфимских художниц Р.Губайдуллиной и И.Хлёсткиной и А.Бесединой.

     Рафида Губайдуллина и Ирина Хлесткина назвали свою выставку «Память детства». Они живут очень насыщенной жизнью, так как обе заняты педагогической деятельностью. Одна ведет занятия в уфимском 107-м лицее, а другая – в школе «Альфа». В редкие свободные минуты они делают куклы. В восторженных рецензиях и репортажах с выставок местные журналистки зовут их мастерицами, рукодельницами, но они, конечно же, прежде всего, художники. Это факт. Из их рук выходят в жизнь куклы со своей биографией, характером, пристрастиями и друзьями. Это одушевленные куклы… из проволоки, поролона, текстиля и шерстяных ниток. За десять лет неразлучные подруги сотворили страну детства, где нет причин для слез и обид.
Едва ли не в каждой композиции Р. Губайдуллина и И. Хлесткина каким-то известным только им способом создают свою особую атмосферу. Она завораживает, затягивает зрителя.
Сегодня можно говорить о том, что Рафида Губайдуллина и Ирина Хлесткина органично, на равных вошли в российское сообщество художников-кукольников. Их работы были представлены на выставках в Стерлитамаке, Уфе и Магнитогорске, Владимире, Петербурге и Москве. Они были замечены зрителями, коллегами, журналистами и искусствоведами. Ирина и Рафида – лауреаты, победители республиканских и всероссийских выставок в различных номинациях.

Вторую часть экспозиции составляют панно и текстиль Аллы Бесединой. Она назвала свою выставку – «Сказка к нам приходит».
В художественной школе Алла училась у известных художников Ирины и Михаила Таранов, которые, научили её рисовать, лепить из глины и шамота, а также различным техникам и видам ДПИ. Но главное, замечает Алла, - они открыли для своих учеников настоящий интерес к искусству. Также с благодарностью она вспоминает занятия у В.Н. Пегова и работу в Русском драматическом театре.
Еще в детстве у будущей художницы проявился интерес к тряпичным куклам и и народному творчеству в различных его проявлениях, и любимой игрушкой была кукла Иванушка, сшитая своими руками.
В искусстве её привлекает поиск новизны. Она складывается из синтеза жанров, техник разных направлений, различных культур и эпох. «Очень надеюсь, - говорит, Алла, -  что наше народное творчество получит новое дыхание и яркое проявление, подарит людям эстетическую и душевную радость, желание творить».
Выставки будут работать весь январь.
При написании информации были использованы материалы журнала «Бельские просторы», №12 - 2012г.

 

 

 

Отголоски XXV Международного Аксаковского праздника

Аксаковский народный дом      Для славян наша песня одна: ждать и терпеть.

И беречь своё внутреннее славянство.
Иван Аксаков

 

   Два десятилетия назад Валентин Распутин выступил с тревожно-предупреждающей статьёй «Что дальше, братья-славяне?». Вынесенный в заголовок вопрос ставился, как известно, в тогдашних условиях, вынуждавших признать, что «никогда ещё славянство не было так далеко друг от друга, так друг к другу нетерпимо, и никогда ещё, за исключением кратковременного послереволюционного периода, сама Россия не падала так в своём политическом и нравственном значении». Причём Валентин Григорьевич на полную мощь озвучивал это «не для упрёков и предъявления счёта, а только для того, чтобы проследить, как это происходило, и прикинуть, пойдём ли куда-нибудь дальше». Всё время об этом рассуждаю: куда идём? В том числе и погожей осенью в Башкирии, в дни XXV Аксаковского праздника.

   Главный подвижник и организатор праздника – признанный прозаик Михаил Чванов. Он написал в автобиографической повести «Крест мой…»: «Уже в 18 лет я твёрдо знал, что буду писателем. Мечта моя в какой-то степени осуществилась, хотя во мне, без сомненья, умер с болью крупный геолог или географ, наверное, я займу более чем скромное место в истории отечественной словесности, знаю только, что я был честным писателем, но уже в 20 лет моё имя было вписано в географические спра¬вочники как первоисследователя крупнейших пещер Урала…» Теперь его имя вписано и в культурную летопись России как спасителя Аксаковского наследия – зримого и духовного. (Материал М. Чванова «Лестница в небо» читайте на стр. 24.)

   В Уфе состоялся торжественный вечер, на открытии праздника присутствовал глава республики Рустэм Хамитов, который недавно с успехом принимал ответственные форумы ШОС и БРИКС. Но и тут нашёл время, выступил с содержательной речью, отметил важность творчества Аксакова, которое неразрывно связано с Башкирией. «Считаю, что издательству “Китап”, – сказал президент, –  нужно выпустить красочно оформленный сборник лучших произведений Сергея Тимофеевича, который должен стать украшением каждой семейной библиотеки, а Министерству образования – включить замечательную книгу “Детские годы Багрова-внука” в перечень книг для внеклассного чтения». Это сейчас крайне важно. Нам сегодня надо понимать, что такое семейные традиции, патриотическое воспитание и жизнь, отданная на благо Родине и славянству. На Аксаковском празднике я встретился со стойким сербским поэтом Зораном Костичем и его женой – русской актрисой школы Татьяны Дорониной – Еленой Трепетовой. Мы много говорили о суровой реальности, о трагедии окровавленного славянства, он подарил книгу, где прямо есть стихотворение «Новороссии» со строкой-путём «От Бонапарта до Евромайдана».
    Меня за славянофильство бьют справа и слева, будто прокажённого. Опубликовал статью под названием «Ничего, передышим…». Ну, помните: в школе рассказывали, что терпеливые славянские воины дышали под водой сквозь камышинки. Резкую отповедь мне напечатала неведомая Светлана Шамкина – «Мифотворчество, или истина как реальность». Её статья была направлена прежде всего не против конкретной статьи и мнимых заблуждений или мечтаний автора, а вообще против славянского и без того расколотого мира. Читательница клеймит меня: «Он пытается увлечь мечтой о славянском единстве…». А что же здесь предосудительного – разве поэт не может мечтать о тех временах, когда «народы, распри позабыв, в единую семью соединятся»?

    Вообще, надо напомнить, что сама идея панславизма  возникла как проявление национально-освободительного движения. И родилась она не в России – термин «панславизм» впервые был предложен в Чехии Яном Геркелем в 1826 году. Тогда вообще не было такого государства – Чехия, а царила Австрийская империя. «Среди славян, у которых любовь к свободе искони была тем горячее, чем слабее проявлялась у них охота к господству и завоеваниям, у которых тяга к независимости всегда препятствовала образованию высшей центральной власти, одно племя за другим с течением времени попадало в состояние зависимости», – это слова из пророческого Манифеста первого славянского съезда, состоявшегося в Праге в революционном 1848 году. Энгельс, возражая, договорился до того, что кроме поляков, русских и, самое большее… турецких славян (вероятно, балканских. – Прим. ред.), ни один славянский народ не имеет будущего по той простой причине, что у всех остальных славян отсутствуют необходимые исторические, географические, политические и промышленные условия самостоятельности и жизнеспособности. Как показало время, Энгельс сильно заблуждался.
    Эти немецкие построения разбил публицистикой Константин Аксаков – писатель, который умер 19 декабря 1860 года, 155 лет назад, и особенно младший из братьев Аксаковых – Иван, который рьяно способствовал освобождению болгар и сербов, ему даже предлагали стать царём Болгарии.
     Литературовед Виктор Шкловский, чьи путаные труды я не так высоко чту, ввёл применительно к русским гениальным писателям удачное понятие – энергия заблуждения. Вот и Захар Прилепин, помню, принялся в «АиФ» доказывать: «Это всё заблуждения. Славянские народы, с тех пор как они стали отдельными народами, никогда не были едины. Если говорить о чехах, поляках, болгарах, то для них вся эта славянская история была не так однозначна, как для нас. У них на этот счёт совершенно иное мнение, так что ждать от них другого поведения совсем не стоит. У нас есть один безусловный давний славянский друг – это сербский народ, с которым мы и продолжаем дружить, поддерживать связь и который эту связь сам признаёт. С остальными славянами у нас тоже есть родство, но оно достаточно сложное. Поэтому если мы наивно считаем, что у нас в ХVII–ХIX веках была симфония взаимообожания со всеми славянами, то этим мы сами себя обманываем и вводим других в заблуждение». А зачем, спрашивается, убеждённому человеку вводить кого-то в заблуждение? Надо ведь своим сердечным привязанностям доверять, а уж политиканы и политологи парадоксы и противоречия разобъяснят… Впрочем, русские писатели всегда и страдали за убеждения, и спорили друг с другом. В конце 40-х годов, после революционных событий в Европе 1848 года, власти в России стали особенно резко реагировать на происходящее. Пострадал в это время, несмотря на свои монархистские и славянофильские взгляды, и критически настроенный к казёнщине Иван Аксаков. В марте 1849 года он был арестован, но вскоре его страстное воззвание дошло до государя. Николай I, прочтя ответы Аксакова на вопросные пункты, написал замечания, которые препро¬водил начальнику III отделения А.Ф. Ор¬лову вместе с резолюцией: «Призови, прочти, вразуми, отпусти!» 22 марта младший Аксаков вышел на свободу, однако долгое время оставался  под негласным надзором полиции. Вообще, поразительное это явление в России: преследование патриотов и государственников теми, кто должен, по государственной логике, их поддерживать! Аксаков и Достоевский были арестованы в один и тот же год – 1849-й, но Аксаков – на месяц раньше, и провёл он под арестом лишь пять дней. История отношений Достоевского и Аксакова не изобилует столь острыми коллизиями, как, например, дружба-вражда Фёдора Михайловича с И.С. Тургеневым или Н.А. Некрасовым. В их взаимоотношениях можно выделить лишь один напряжённый момент – полемику между журналом Михаила и Фёдора Достоевских «Время» и аксаковской газетой «День». 20 октября 1861 года Аксаков в письме к Н.С. Соханской так характеризует журнал Достоевских: «Вообще – этот журнал славянофильствует отчаяннейшим образом, и при всяком удобном случае нас ругает, говорит, что славянофильство – отживший момент, и хочет создать учение о русской народности – минус вера и нравственный закон!»
Но в Башкирии, среди единомышленников, я чаще вспоминал, что даже в самые мрачные времена не меркнет завет Фёдора Достоевского, хоть и предрекавшего неблагодарность освобождённых славян, но утверждавшего, что у России две всемирно-исторических задачи: Православие и славянство! Все участники Аксаковского праздника – генерал-лейтенант авиации, Герой России Николай Гаврилов, главный редактор журнала «Русский Дом» Александр Крутов, секретарь Союза писателей Республики Крым Владимир Сорокин, ответственный редактор журнала «Роман-газета» Елена Русакова, сопредседатель правления Союза писателей России, поэт, драматург Константин Скворцов, специальный корреспондент «Литературной газеты» Евгений Федоровский и другие – разделяли эти слова Достоевского. Президент Башкирии с высокой трибуны поддержал борца за любовную память Михаила Чванова: «Важную роль в организации Аксаковского праздника играет его безсменный вдохновитель и руководитель – директор музея и председатель Аксаковского фонда, вице-президент Международного фонда славянской письменности и культуры Михаил Андреевич Чванов. Михаил Андреевич – не только известный писатель, деятель культуры, но и исследователь, чьи литературные и краеведческие поиски приобрели общероссийское звучание».
    Представьте: 1991 год, раздрай, и тут журналист Михаил Чванов начинает среди развала безнадёжное, казалось бы, дело – праздник Аксакова. Спасает от сноса дом писателя в Уфе (теперь там музей), берётся восстанавливать усадьбу Надеждино и возрождать храм покровителя воинов и славян Димитрия Солунского.  Позднее Михаил Чванов признавался: «Теперь я вспоминаю: всё, что касалось Аксакова, несмотря на безвременье, у меня получалось. Не могу похвалиться, что я в жизни удачливый человек, скорее, наоборот, но всё, что касалось Аксакова, у меня получалось, самые разные люди шли мне навстречу. Теперь Димитриевский храм стоит, белоснежный, с взметёнными над ним крестами, видимый из окон поездов, стучащих по транссибирской магистрали мимо станции Аксаково из Европы в Азию и из Азии в Европу, и по православным праздникам, и в ежегодный Международный Аксаковский праздник говорят над ним Аксаковские колокола, отлитые одним из лучших колокольных мастеров России Николаем Пятковым из Каменск-Уральского и подаренные храму Аксаковским фондом. А храмовая икона подарена президентом Международного фонда славянской письменности и культуры, выдающимся скульптором и общественным деятелем Вячеславом Михайловичем Клыковым, а внёс икону в храм старший брат убиенного русского поэта Игоря Талькова – Владимир».

Ехали утром в тумане
Мимо осенних даров –
Крутов,  поэты-славяне:
Костич, Скворцов и Бобров.

Праздник Аксаковский – с нами!
Зыбкий туман унесло,
И над холмами, лесами
Солнце славянства взошло.

Александр Александрович БОБРОВ,
 спец. корр. «РД» Москва – Башкирия

 

 

 

 

Яндекс.Метрика