официальный сайт

"Евразийство - это Аксаковы".


Председатель Аксаковского фонда, директор Мемориального дома-музея С.Т.Аксакова М.А.Чванов в качестве почетного гостя участвовал в работе Второго Оренбургского регионального культурного форума, в рамках которого состоялось открытие Года литературы.  М.А.Чванов выступил с сообщением об Аксаковском историко-культурном центре «Надеждино» в секции «Историко-литературное наследие: от частной коллекции до музея-усадьбы», в которой был респондентом,  и на заключительном заседании форума с сообщением  «Евразийский проект «Золотое кольцо Аксаковского Поволжья». На следующий день состоялась его встреча с сотрудниками и читателями Оренбургской областной библиотеки. Помимо интервью областному телевидению, газета «Вечерний Оренбург» опубликовала разворотом его большое интервью «Евразийство – это Аксаковы». Его собеседником был председатель областной писательской организации Михаил Кильдяшов.

Выставка Храмова в Челябинской области

«Родина Аксакова»


Выставка живописи замечательного художника  Алексея Васильевича Храмова, участника Великой Отечественной войны, организованная Аксаковским фондом и Мемориальным домом-музеем С.Т.Аксакова, 27 февраля открывается в Историко-художественном музее закрытого города Трехгорного в Челябинской области.

я тут был

Пресс-релиз
конкурса  МУЗЕЕЛЮБОВ  Республики  Башкортостан
я тут был

 

«Я  ТУТ  БЫЛ»

Если Вы интересуетесь историей и культурой родного края...
Если Вы наслаждаетесь, посещая музеи и галереи...
Если Вы в своих путешествиях не ограничиваетесь родным городом или селом...
...тогда наш конкурс – именно для Вас!
 
Всем! Всем! Всем! Музеи Республики Башкортостан объявляют о проведении Интернет-конкурса для наиболее активных посетителей музеев.
Какие условия конкурса? Просто посетите как можно больше музеев и в каждом – запечатлите себя любимого или вместе с собой – не менее любимых родных и друзей. В каждом музее необходимо сделать как минимум по две фотографии.
Почему две фотографии? Первая фотография призвана подтвердить Ваше пребывание в этом музее. Поэтому нужно сфотографироваться на фоне предметов или вывесок, указывающих на город или район, в котором находится музей. Тогда мы поймём, что Вы – действительно там были.
А вторая фотография – как можно более красивое и оригинальное музейное «селфи». И тогда мы поймём, что Вы – истинный МУЗЕЕЛЮБ!!!
Фотографии отправляйте личным сообщением администратору страничек «Музеи Башкортостана» в социальных сетях «ВКонтакте» и «Фейсбук».
Чем больше музеев Вы посетите – тем больше у Вас шансов стать лауреатом нашего конкурса. Победители получат почётные грамоты от ведущих музеев Башкортостана. Участвуйте сами, возьмите с собой родных и друзей. Посетив три музея, участники конкурса получают билеты в любой государственный или муниципальный музей на выбор! Билеты заранее бронируются администратором. О месте и времени получения билетов можно узнать по телефону: 8 (347) 272-32-54.

Музейное сообщество Республики Башкортостан

Интервью М. Чванова "Вечерний Оренбург"

Газета «Вечерний Оренбург»
№ 1-2 от 14 января 2015 г.

 

ЛИТЕРАТУРНЫЙ РАЗВОРОТ


Евразийство - это Аксаковы

Писателя, публициста, председателя Аксаковского фонда, вице-президента Международного фонда славянской письменности и культуры Михаила Андреевича Чванова, подобно Ивану Аксакову, можно назвать «старателем». Всякое дело, за которое берётся Михаил Андреевич, будь то ежегодный Международный Аксаковский праздник, создание Мемори¬ального дома-музея С.Т. Аксакова в Уфе и Аксаковского историко-культурного центра «Надеждино» (в который входят восстановленный из руин храм во имя покровителя всех славян вмч. Дм. Солунского, музей семьи Аксаковых, вставший на пепелище Аксаковской усадьбы, школа народных ремёсел, памятник С.Т. Аксакову работы народного художника Республики Беларусь Ивана Миско), поиск Табынской иконы Божией Матери, - это всегда «старание» на благо Отечества, во имя созидания и укрепления его.
А ещё поражает в Михаиле Андреевиче способность к выстраиванию прочных связей, к налаживанию постоянных контактов русского, славянского мира с тюркским, благодаря чему обнаруживается, что в истории и современности поводов для совместного созидания у нас гораздо больше, чем для противоборства. Достаточно сказать, что духовными попечителями Аксаковского фонда являются митрополит Никон и Верховный муфтий России Талгат Таджуддин, на Международный Аксаковский праздник приезжают одновременно сербская монахиня Ангелина и делегация Всеарабского союза писателей, чтобы познакомиться с регионом, где православные и мусульмане живут в мире и согласии. Наверное, именно в таком многомерном тюркско-славянском диалоге способен родиться подлинный кристалл евразийского единства.


«Мы пришли с державным делом»

 

-    Михаил Андреевич, вы не раз выступали инициатором проектов, в которых великий род Аксаковых объединял людей и регионы. А насколько мы сегодня в принципе готовы объединиться через Аксаковых?
-    Думаю, здесь лучше всего приводить конкретные примеры. У меня давно была идея духовно объединить аксаковские места, хотя бы Приуралья и Поволжья. Я всячески пытался её воплотить: обращался к прежним главам регионов, но мои письма, скорее всего, до них даже не доходили. И вдруг один из попечителей Аксаковского фонда В.В. Аброщенко мне предложил оригинальный ход: проложить маршрут по аксаковским местам на снегоходах. Тогда я попросил сотрудниц Мемориального дома-музея С.Т. Аксакова в Уфе Т.Е. Петрову и Г.Н. Кузину написать небольшой путеводитель по маршруту, этак страниц в пятнадцать, но они так серьёз¬но подошли к делу, что в результате всё вылилось в книгу «Золотое кольцо Аксаковского Поволжья» объёмом в триста страниц, по которой получил название и сам проект.
Перед выездом я послал по маршруту информационное письмо о нашей экспедиции. Нам не нужно было никакой финансовой помощи, только какие-нибудь нехитрые условия для ночлега. Я же в это время лежал в больнице, и вдруг мне стали звонить министр культуры и внешних связей Оренбургской области, замглавы Законодательного Собрания, помощник губернатора, спрашивая, буду ли я сам на маршруте, потому что проектом заинтересовался губернатор Юрий Александрович Берг. Тогда мне пришлось буквально сбежать из больницы и присоединиться к группе.
Когда мы по намеченному маршруту, пройдя Башкирию, подошли к границе Оренбургской области, меня поразило, что никто из пограничного башкирского села нам не мог дальше объяснить дорогу. То есть два региона, которые всегда были неразрывно связаны географически, исторически, экономически, ныне оказались удивительно разобщены. Пришлось двигаться исключительно по картам и приборам.
-    И такую разобщённость регионов и растерянность людей Вы ощущали на протяжении всей «экспедиции»?
-К счастью, нет. По мере продвижения мы увидели, что, несмотря на разруху и запустение в некоторых сёлах и деревнях, нас везде встречают как дорогих гостей. Село постепенно поднимается, и ему, кроме экономической, нужна духовная поддержка. Стало ясно, насколько людям необходимы подобные объединяющие мероприятия. А когда я представлял своих спутников - в том числе генеральных директоров мощнейших оборон¬ных заводов страны - люди понимали, что мы пришли с державным делом, а не просто решили прокатиться ради веселья и отдыха.
В оренбургском Аксакове нас встретили губернатор Юрий Александрович Берг, министр культуры и внешних связей, депутаты Законодательного Собрания, главы районов, и вместе мы собрали «круглый стол», на котором обсудили перспективы проекта.
А уже поздним вечером неожиданно из соседнего Камышлинского района Самарской области, преимущественно с татарским населением, приехал глава Багаутдинов и говорит: «Почему вы нас не включили в свой маршрут? У нас ведь похоронен дед Сергея Тимофеевича, мы восстанавливаем дворянский парк». И ночью, в двадцатипятиградусный мороз, мы напрямик по бездо-рожью поехали туда, а там прямо в восстанавливаемом парке вокруг костров нас уже ждали накрытые столы и самый настоящий народный праздник.
-Каковы главные результаты этого проекта? Стал ли он постоянным?
-    Проект способствовал появлению на Самарской земле мемориальной комнаты Ольги Григорьевны Аксаковой, внучки С.Т. Аксакова, которой он посвятил свои «Детские годы Багрова-внука», установлению предположительного местонахождения её могилы, как и могилы Григория Сергеевича Аксакова, и Международный Аксаковский праздник в том году уже проходил последовательно в Башкирии, Оренбуржье и Самарской области. К нему готовы присоединиться Ульяновская область, Татарстан. Проект «Золотое кольцо Аксаковского Поволжья» прирастал новыми территориями и новы ми подвижниками. Поэтому наследующий год мы ехали уже более подготовленными, с конкретной программой, везли с собой книги, детские сценические костюмы, телевизоры, которые дарили сельским библиотекам, школам и музеям, устанавливали мемориальные доски в память Н.М. Карамзина, Г.Р. Державина, которые были тесно связаны с этим краем. И гимном проекта, как и вообще Международного аксаковского движения, стала песня самарского предпринимателя и великого подвижника Павла Анатольевича Коро¬вина «Аленький цветочек», которую он исполнял везде по маршруту и которая везде принималась с восторгом. Смысл этой песни: «Аленький цветочек, пришло твоё время - объединять людей в общем добром деле».
Что особенно важно, что и проект «Золотое кольцо Аксаковского Поволжья», как и Международный Аксаковский праздник, последовательно прошедший по трём регионам, возник не по указке сверху, а по искреннему желанию и стремлению людей. Минувшим летом мы провели Аксаковские дни в Черногории, посвящённые памяти И.С. Аксакова, который сыграл выдающуюся роль в освобождении Болгарии, Сербии и Черногории от османского ига. На очереди Аксаковские дни в Сербии. В декабре минувшего года для координации наших планов прилетал выдающийся сербский кинодраматург и кинорежиссёр, президент кинокомпании Филмитон», председатель Союза кинематографистов Сербии Йован Маркович, с которым мы провели в Уфе «Дни сербского документального кино». Осуществилась мечта Йована Марковича - он побывал на родине И.С. Аксакова в селе Надеждино, молился в Дмитриевском храме, куда привёз икону «Белый ангел» - духовный символ Сербии.

 

«Аленький цветочек, пришло твоё время соединять людей»

 

-    В своих книгах и выступлениях Вы не раз подчёркивали значимость в биографии и творчестве Сергея Тимофеевича Аксакова «мысли семейной». Что, на Ваш взгляд, нужно почерпнуть нам сегодня из произведений и жизни Аксакова для возрождения семьи, и шире - человеческого общежительства?
-    Да, Аксаков в своих произведениях проповедовал и своей жизнью утверждал традиционную крепкую семью, семейные отношения в народе и между народами, семейные отношения с природой. Смысл великой сказки «Аленький цветочек»: зло в конечном счёте оказывается бессильным перед добром. В наше нелёгкое время в это, может быть, трудно поверить, но миллионы людей, как в России, так и за её пределами, живут этой верой, иначе эта сказка давно бы забылась, а назовите человека, который её не знает, порой не зная, что её написал великий русский писатель, добрый дедушка Сергей Тимофеевич Аксаков. Простая и великая идея «Аленького цветочка» - идеология Аксаковского фонда.
Вновь приведу конкретный пример. Была Сочинская олимпиада, по всей стране должны были нести олимпийский факел. Один из попечителей Аксаковского фонда мечтал, чтобы в Уфе в команду факелоносцев включили его сына, школьника. Но все его предложения Олимпийский комитет отвергал: у нас строгий отбор. Но в конце концов он допек олимпийский комитет, что его спросили: «Кроме того, что Вы банкир, может быть участвуете в каком-нибудь общеполезном общественном деле?». Он ответил, что он член Попечительского совета Аксаковского фонда. «А что это такое? Дайте электронный адрес этой организации!» Попечитель позвонил мне: сейчас Вам будет письмо из Олимпийского комитета. Я принял это за розыгрыш. Но через несколько минут на мониторе высветилось письмо: «В пяти-шести предложениях изложите, что такое Аксаковский фонд и какое отношение он может иметь к Олимпийскому движению». Я ответил, что Аксаковский фонд - это общественная организация, идея её воплощена в сказке «Аленький цветочек», смысл которой в том, что зло можно победить только добром. А Олимпийский огонь можно представить как олицетворённый аленький цветочек. Аксаковский фонд объединяет людей разных национальностей, возрастов, профессий, религиозных конфессий как в России, так и за рубежом.
Через пять минут пришёл ответ: «Заявка принята, формируйте команду из десяти человек!». Мало того, Олимпийский комитет определил нам старт на площади перед зданием правительства, а финиш - на площади перед зда¬нием президента Башкирии.
-    Согласны ли Вы с тем, что подобную идею человеческого единства исповедовал и сын Сергея Тимофеевича - Иван Сергеевич Аксаков, буквально положивший жизнь на сплочение славянских народов?
-    Иван Сергеевич Аксаков по-настоящему ещё не прочитан. Кстати, ныне он один из самых издаваемых публицистов XIX века. Это беспредельно глубокая личность, не сводимая к одному только славяофильству. Он действительно сделал очень многое для независимости славянских народов, но в то же время, например, предостерегал сербов от гордыни, когда те освободились от турок. А ведь по сути дела так и случилось: одни стали строить великую Сербию, другие -великую Хорватию… В своё время правитель Черногории Никола Негош откликнулся на смерть И.С. Аксакова такими словами (а отклики славян на его смерть составили целую книгу): «Да, я узнал о том, что мы понесли тяжёлую потерю великого патриота, и этим я ужасно расстроен. Ваша вели¬кая родина волей Божию всегда имела и будет иметь таких славных людей, но пусть Небо создаст ещё раз такого же, который только что угас, любя одинаково славян как с берегов Бояны и Марицы, так и с берегов Невы и Москвы-реки. Благодарные сердца югославов будут носить по нему траур, так же, как его соотечественники, и особенно я, потому что он на самом деле испытывал ко мне дружеское расположение…».
Увы, и в Черногории, и в Сербии ныне почти не помнят И.С. Аксакова, и в этом тоже я вижу причины страшной югославской трагедии. Беда в том, что братья-славяне вспоминают о России, только когда их начинает припекать на сковородке истории, а когда всё спокойно, они - европейцы! Черногория сейчас ввела санкции против России, а в современной Болгарии я не столь давно лично видел лозунги: «Лучше турки, чем русские!». Многовекового османского ига, оказывается, не было, а было, как утверждают школьные учебники, «благоприятное турецкое присутствие». Равноапостольные Кирилл и Мефодий - не великие просветители, а «греческие агенты, внедрённые в болгарское самосознание». Но тем не менее никогда не надо отождествлять народ с его правителями, они приходят и уходят, а народы остаются.
-    Но ведь отсутствие славянского единства - это результат не только внутренних противоречий, но и внешних ударов? Почему, когда стремятся окончательно расшатать мировой порядок, в первую очередь сталкивают славянские народы? Мы помним Югославию, Катынь, теперь Майдан…
-    Это что-то мистическое, уму не поддающееся. Евреи рассеяны по всему миру, но при этом они единый народ. А мы, славяне, без конца дробимся. Сначала мы разбежались на западных, южных и восточных славян, потом начала делиться каждая ветвь. А теперь уже и эти ветви делятся. И некоторые стремятся освободиться от своего славянства, как от заразной болезни. К примеру, на Украине на уровне Академии наук внедряется в народное сознание мысль, что украинцы произошли от мифических укров, которые никакого отношения не имеют к славянам и чуть ли не древнее шумеров. Так у нас скоро каждый хутор будет самостоятельным государством. Я никак не могу этого объяснить.
Я был свидетелем Югославской войны. Сербы - православные. Хорваты - те же сербы, только католики. Боснийцы - те же сербы, только мусульмане. Но такой страшной, кровавой «братской» войны, кажется, ещё не было в мире: от зверств хорватов над сербами даже бывших офицеров СС брала дрожь.
По большому счёту Иван Аксаков прав: не надо ни к кому насильно лезть со своей братской любовью, надо строить Россию. Если Россия будет крепкой - все сами к нам придут. Именно из Черногории в 1850 году он писал родным: «Я вообще убедился, что только одно есть действительное средство поднять славянский дух в прочих угнетённых племенах, - это чтобы сама Россия стала Русью: этот один факт, без всякого вмешательства политического, без всякой войны оживит и направит на путь дух прочих онемеченных, объитальяненных, офранцуженных, отуреченных племён славянских…».
-    В одном из своих очерков Вы высказали мысль о том, что евразийство - это не антипод, а своеобразное продолжение, некая новая фаза славяно-фильства. Сегодня действительно многие исповедуют евразийскую идею, но, на мой взгляд, нет единства в том, какими средствами можно достичь этого цивилизационного монолита.
-    Это опять же наша общеславянская беда. Если соберутся три русских патриота, возникнет пять партий. Если же соберутся три сербских патриота, возникнет восемь партий. Поэтому моё евразийство - это Аксаковы. Обрусевший тюркский род.
Пушкин и Лермонтов со своей иноплеменной кровью для нас ведь не мигранты. Многие славянофилы - например Самарин - были татарами. Это новая кровь, одухотворённая русской идеей. Кстати, почти все евразийцы сформировались в изгнании, когда осознали, что утратили.
Признаюсь, я скептически отношусь ко всякого рода русским организациям, радеющим за чистоту крови, за создание чисто русского национального государства. Для меня русский - не понятие крови, а отношение к России. Для меня русский - тот, кто любит Россию.

 

«… чтобы Россия стала Россией»

 

- Не только историко-географическому, но и духовному единству нашего народа во многом послужила Табынская икона Божией Матери, поиску которой Вы отдали много сил. Получилось ли продвинуться этом деле за последнее время?
- Мне трудно самому себе объяснить, почему я занимаюсь этими поисками, почему эта икона стала главной в моей жизни. В моей родной деревне Михайловке митрополит Никон (тогда ещё епископ) неожиданно для меня освятил построенную в 90-е годы прошлого века небольшую церквушку, в чём было моё скромное участие, в честь Табынской иконы Божией Матери. Я спросил его - почему, ведь испокон века престольным праздником был Михайлов день, по нему и была названа деревня? И вдруг он мне ответил: «Может, потому, чтобы ты искал её». Это было последней каплей. К со-жалению, мои успехи, а я должен сказать, и старания, очень скромны. Может, всему своё время, и она не может вернуться, так как в полной разрухе храм, из которого она ушла в изгнание. В 2010 году кардиохирурги вытащили меня с того света. Когда я на операционном столе уже терял сознание, передо мной вдруг появилась Табынская икона. И я услышал голос не голос, но: «У тебя бу-дет всё хорошо!». Может, я это придумал, но всё было настолько явственно, что я сразу ощутил умиротворение.
Я стараюсь, чтобы как можно больше людей узнало об этой иконе. Список с неё в рамках Аксаковских дней в Черногории мы подарили храму во имя Святого и Праведного воина Фёдора Ушакова в городе Герцег-Нови, в котором старостой трудится удивительный человек, мой давний друг с времён югославской войны, бывший военный моряк Александр Борисович Беляков, спасший от уничтожения русское воинское кладбище, построивший на нём храм. А второй список мы увезли в Боснию и Герцеговину, в многострадальную Республику Сербску, в монастырь Твердош.
Не государственный деятель, а иерарх Русской Православной Церкви митрополит Иоанн (Снычев), ставший путеводной звездой русского народа в Новое Смутное Время, написавший акафист Табынской иконе, неслучайно закончил его словами «Всего мира Надежда и Утешение». Некоторые иерархи Русской Православной Церкви говорили мне, что, наверное, есть особый Божий промысел в том, что икона сегодня находится на чужой земле. Может, она там нужнее. Я с этим не спорю. Но всё равно её нужно найти и, если не возвращать в Россию, может, поставить в том месте храм в честь иконы. Он может стать особым духовным звеном, даже своеобразным центром в новом евразийском пространстве.
-    Михаил Андреевич, Вам в пору романтической молодости приходилось быть первопроходцем крупнейших пещер Урала, заглядывать в кратеры вулканов, искать пропавшие полярные экспедиции, покорять различные вершины? А ведь вся русская история -это тоже постоянное покорение вершин. Какую вершину предстоит покорить России сегодня?
-    В последние годы мы хоть и не роскошествовали, но всё-таки привыкли жить в некотором благополучии. А теперь в связи с санкциями, Новороссией, Крымом нам в чем-то придётся поприжаться, затянуть пояса. И если мы хоть сколько-нибудь православная страна, надо быть к этому готовыми. Но далеко не все готовы к этому, появятся недовольные, этим постарается воспользоваться мощная пятая колонна, ориентирующаяся на Запад, уже явная, а ещё более опасная тайная, мимикрирующая под патриотов России.
Я жил в разные периоды нашей страны, мне приходилось видеть всякое: и подлинный героизм, и малодушие, и предательство. Но меня сегодня по-хорошему поражает наша молодёжь. В большинстве своём искренняя, вновь идущая служить в армию, поступающая в кадетские военные училища.
Думаю, самая главная наша высота, цель, сверхзадача - опять, по Ивану Аксакову, - чтобы Россия стала Россией. Не ООО «Российская Федерация», а именно РОССИЕЙ, в которой, как и прежде, было бы уютно всем населяющим её народам.
Беседовал Михаил Кильдяшов

Анонс. Открытие выставки

24 января 2015 года в 16.00
в Мемориальном доме-музее С.Т.Аксакова
открывается выставка  уфимской художницы Светланы Шамаевой.

шамаева 1«Всё родом из детства»

Так называется выставка известной уфимской художницы Светланы  Шамаевой. Она родилась 22 декабря 1955 года в д. Староарзаматово Мишкинского района Республики Башкортостан.
     Еще до учебы в Уфимском училище искусств Светлана пять лет (1975-1980г.г.) работала в БХО «Агидель» как художник  росписи по дереву и художник лаковой миниатюры. В это время она побывала на курсах повышения квалификации в знаменитом на весь мир селе  Федоскино Московской области на фабрике Лаковой миниатюрной живописи.
В 1980 состоялась ее первая персональная выставка в малом зале Союза художников БАССР в г. Уфе, а на следующий год еще одна персональная выставка прошла на родине – в деревенской школе с. Староарзаматово. Потом выставок было много: и республиканских, и зональных, и российских и международных.
6В 1988 Светлана Шамаева получила диплом Уфимского училища искусств, а на следующий год  Ахмат  Лутфуллин, давая ей рекомендацию для вступления в Союз художников республики, отмечал, что   молодая художница является самой близкой его художническому видению,  что  она  «имеет собственное художественное лицо» и, по всему видно, что из нее вырастит большой художник.
За прошедшие годы Светлана Шамаева стала мастером жанровой и портретной живописи. По признанию художницы, её творчество всегда питали и давали жизненные силы воспоминания детства, проведенного среди родной природы и близких, понятных ей людей, наверное, поэтому в ее живописи много воздуха и характерна прозрачность цвета; ее работы,  как-будто окутаны флером душевности и национального марийского колорита.
Для своих земляков она  основала класс изобразительного искусства в Детской школе искусств села Мишкино.
Произведения художницы находятся в собраниях таких музеев и картинных галереях, как БГХМ им. М. В. Нестерова (Уфа), Музей этнографии финно-угорских народов (Хельсинки, Финляндия), РМИИ Марий Эл (Йошкар-Ола), Национальный музей Республики Марий Эл им. Т. Евсеева (Йошкар-Ола), Музей «Фонд поколений» (Ханты-Мансийск, РФ), Нефтекамская КГ «Мирас» (г. Нефтекамск РБ).

Яндекс.Метрика