официальный сайт

Педагогические искания К. С. Аксакова

В последние годы стало модным говорить о народной педагогике, писать, защищать диссертации, размышлять о менталитете той или иной нации. При этом большинство исследователей, занимающихся данной проблемой, чтут себя первооткрывателями, не задаваясь вопросом, что до них было сделано. Вряд ли кто из них обращался к творческому наследию К. С. Аксакова, читал его философско-филологические и исторические труды. После прочтения работ этого замечательного ученого, как и после изучения наследия К. д. Ушинского, становится неудобным загромождать свои педагогические "штудии" словами иноземного происхождения.

 

С отроческих лет К. С. Аксаков отличался неприятием иностранных слов. Сам он без нужды не употреблял французских слов и стремился поддерживать эту традицию в семье. И это было не возрастным максимализмом будущего славянофила, а глубоким пониманием духовной сущности русского языка, которое он пронес через всю свою жизнь.

 

Ведущей идеей творчества К. С. Аксакова является мысль о народности русской культуры. В взволнованно-страстном тоне он поставил перед просвещенной общественностью вопрос об образовании народа путем приобщения его к классическим образцам отечественной словесности. По его мнению, народ готов к восприятию серьезной литературы, представителями которой были Карамзин, Соловьев, Тургенев и др. Поскольку мы упомянули об Ушинском, то интересно будет сопоставить мысли этого педагога с просветительскими идеями К. С. Аксакова. "У каждого народа, - писал Ушинский, - своя особенная система воспитания. Опыт других народов в деле воспитания есть драгоценное наследие для всех, но как нельзя жить по образцу другого народа, как бы заманчив ни был этот образец, также нельзя воспитываться по чужой педагогической системе, как бы ни была она стройна и хорошо обдумана". Далее он пишет: "... этот народ создал язык, глубины которого мы еще до сих пор не смогли измерить...". "Этот простой народ сделал ту поэзию, которая спасла нас от забавного детского лепета, на котором мы подражали иностранцам...", "... именно из народных источников мы обновили всю нашу литературу и сделали ее достойной этого имени...", "... этот народ, наконец, создал и эту державу под сенью которой мы живем".

 

К. С. Аксаков, критикуя идею создания книг специально для народа, ограничивающих рост его духовных сил, пишет: "Что же народ - разве особенный отдел людей? Почему же для него не существует общего чтения, как для всех людей вообще, а изготавливается нарочно чтение народное?... пусть лучше литература наша постарается быть народною: тогда она сама станет истинно на высокую и действительную ступень и для всего народа сделается доступною...".

Кажется, что мысли этих одних из лучших представителей русской интеллигенции, высказанные в разное время, дополняют друг друга. Простые по звучанию они актуальны и сегодня, когда на читателя выплескивается шквал низкопробных переводов и плохеньких сиюминутных романов "без комплексов", что, безусловно, не может не нанести колоссальный ущерб русской культуре в целом и нашей образованности, в частности.

 

Остается лишь заметить, что творческие искания К. С. Аксакова сыграли существенную роль в развитии русской культуры. Знакомясь с его взглядами мы, несмотря на иное содержание нашей жизни, чем она была полтораста лет назад, находим в его идеях современное звучание и, понимая это, осознаем непреходящее значение исконно народных общечеловеческих ценностей.

 

И. П. МАЛЮТИН,

студент филологического факультета

Башкирского государственного

педагогического института

Яндекс.Метрика