официальный сайт

Многонациональность человечества как философская, социологическая и культурологическая проблема в наследии К. С. Аксакова

Многонациональность человечества, несмотря на огромное значение для всемирной истории и общественной жизни, до сих пор не получила достойного осмысления и оценки, являясь в большей степени предметом политических деклараций, публицистики и специальных исследований. Из перечисленных в заглавии сфер духовной деятельности, наибольшее внимание данной проблеме уделялось в некоторых философско-культуропогических концепциях

общественного развития (О. Шпенглер, Н. Данилевский, А. Тойнби, и др.), в которых, однако, также рассматривались не собственно национальные сообщества и культуры, а наднациональные" типы цивилизаций".

Разумеется, философы, ученые, общественные и культурные деятели различных стран и народов очень часто обращались к проблемам своих собственных и некоторых других наций, однако эти обращения носили частный и ситуативный характер и не складывались в общефилософские или теоретические построения глобального масштаба.

Вообще, вся общественно-культурная ситуация до середины XIX века (а во многом - и после), складывалась так, что основные мировые цивилизации, включавшие совокупность наций, были ориентированы на себя, самодостаточны, и рассматривали иные цивилизации и нации, либо как некие досадные или любопытные уклонения от нормы, либо как враждебные и разрушительные силы.

Философия же была традиционно ориентирована на поиск некой абсолютной, одинаковой для всех истины, в поиске которой национальные особенности могли играть роль лишь искажающего фактора.

Эта позиция своеобразно преломилась в философии истории Гегеля, в которой отдельные народы (точнее, опять цивилизации) появляются на сцене лишь для того, чтобы внести какой-то момент развертывание абсолютной идеи, а затем потерять свое историческое значение ("исторические" и "неисторические" народы).

Отказ же в Х1Х-ХХ веках от позиции рационализма хотя и повысился интерес к идеям иных культурных традиций, но они рассматриваются скорее в релятивистском плане, как экзотическое доказательство невозможности постижения истины, а не как ее равноправные проявления.

Возникшая из философии, теоретическая социология также сразу приобрела тенденцию к выдвижению универсальных схем "нормального" общества, рассматривая национальную специфику как нечто несущественное и отклоняющееся.

В сфере же культурологии получила распространение тенденция рассматривать определенные явления конкретных национальных культур как образцовые и общечеловеческие, без всяких оговорок об их национальной специфике.

К. С. Аксаков, совместно с другими ранними славянофилами (А. С. Хомяков, И. В. Киреевский, И. С. Аксаков), одним из первых осознал, что за претендующими на общезначимость и универсальность идеями, концепциями, образами и ценностями скрывается (часто неосознанно) вполне определенная национально-культурная специфика.

При этом идее "единой и однозначной" истины, он противопоставил не ее релятивистское отрицание, а глубоко продуманную концепцию множественности и многогранности равноценных проявлений истины в различных национальных культурах, только из "хора" которых и слагается общечеловеческое. Эта глубоко философская, диалектическая идея существования общечеловеческого как "единства в многообразии" обосновывает ценность самобытного развития каждой нации и ее культуры для всего человечества, превращает многонациональность не в досадную помеху, а в необходимое условие подлинно общечеловеческого процесса всемирной истории.

Рассмотрению проблемы многонациональности человечества придается подлинно философский смысл, поскольку она понимается не просто как эмпирический факт, а как фактор нормальной жизни человечества и постижения им истины во всем ее многообразии, как позитивная ценность.

Из этих философских оснований К. С. Аксаков делает важные социологические выводы о неизбежной и необходимой специфике общественного устройства и характера социальной деятельности различных народов, чем обусловлена несостоятельность и вредность попыток их организации по чужим образцам и схемам (роль общины в России, особое отношение русского народа к государству и политической жизни и т. д.).

Из этого возникает принципиально важная, окончательно сформулированная позже И. С. Аксаковым, идея о необходимости политически и юридически признавать не только права человека, но и права народа, нации. Наконец, К. С. Аксаков глубоко проанализировал в аспекте многонационально человечества многие культурологические вопросы, раскрыв, в частности, что общечеловеческое духовное содержание проявляется исключительно через подлинно национальные культурные явления; показав специфику народности культуры, как наличия единых глубинных принципов, выражающих дух народа и создающих целостность всех ее сторон;

выдвинув задачу полномасштабного развертывания потенций национальной культуры во всех существующих в мировой культуре формах; выделив народную культуру как основу и источник всего национального культурного развития.

Уже из этого, исключительно краткого, схематичного и неполного изложения идей К. С. Аксакова о значении многонациональности человечества для его существования и развития можно увидеть их огромное теоретическое и практическое значение не только для истории мировой философской и общественной мысли, но и для современной жизни.

Эти идеи требуют серьезного осмысления и дальнейшего развития и к ним следует почаще обращаться при решении сложнейших вопросов становления федерализма и национальной политики в Российской Федерации и в других странах бывшего СССР, а также существования и перспектив народов и государств в условиях современного, охваченного глобальными информационно-культурными связями человечества.

С. Н. СЕМЕНОВ

канд. филос. наук,

зам. начальника информационно-

аналитического управления

Администрации Президента РБ

Яндекс.Метрика