официальный сайт

Идеи славянофильства в истории мировой философской и общественной мысли

Идейное наследие ранних славянофилов (А. С. Хомяков, И. В. Киреевский, К. С. Аксаков, И. С. Аксаков) хотя и неоднократно оценивалось как первое проявление самобытной русской философской мысли (Н. А. Бердяев, Н. О. Лосский и др.), однако до сих пор не рассмотрено как важный вклад в историю мировой (а не только российской) философии и общественной науки. Между тем их идеи не только значительный этап в духовном развитии России и русского народа. Они заслуживают рассмотрения в контексте развития мирового, тем более, что их актуальность сегодня необычайно возрастает.

Какие же идеи славянофильства имеют действительно международное значение?

Это прежде всего выдвинутая А. С. Хомяковым идея соборности как особой формы соединения личности и общества, объединения людей не тоталитарными (массовыми) и не экономически-гражданскими (индивидуалистическими), внешне противоположными, но равным образом усредняющими и обедняющими человека социальными механизмами, а соединение людей на основе общих глубинных духовных ценностей, признания общей судьбы и общих возвышенных цепей. При этом индивидуальность, самостоятельность человека не подавляется, не унифицируется, а, напротив, получает основы для своего подлинного, нормального развития. Это понимание "неподавляющего" объединения лежит в основе разработанной позже в русской философии концепции "всеединства" (В. С. Соловьев и др.), получившей всемирное признание. Но "соборность" имеет и самостоятельное значение как вклад в общественную мысль, как идеальная модель устройства общества, разрешающая противоречие его с личностью. Кроме того, это и оригинальная логика обобщения, не абстрагирующегося от различий и специфики обобщаемых элементов (как "снятие" Гегеля и, в еще большей степени, формально-логическое обобщение по "общим признакам"), а сохраняющее их в составе общего (наиболее приемлемый метод в вопросах национально-культурных и политических). Т. е. общее в этом случае опирается не на одинаковость и единообразие, а на глубинные основы единства в многообразии.

В работах И. В. Киреевского также разрабатывается идея целостности общества и его культуры, причем, в отличие от логизма западной философской мысли предлагается и адекватный задачам построения целостной культуры способ познания, включающий в себя не только одностороннее абстрактное мышление, но и образно-эмоциональное, художественно-религиозное и ценностное постижение мира. Идея подобного целостного, синтетического мышления как метод новой философии не только сближает западную мысль с восточной и предвосхищает многие поиски ведущих философов XX века, но и чрезвычайно плодотворна и актуальна сегодня. Только сочетание всех основных духовных способностей человека (познание, переживание, оценка) может породить подлинно творческое мышление, формирующее здоровую неискаженную духовность личности, народа, общества.

Ярким проявлением понимания всемирной соборности человечества и целостного конкретного подхода к человеку стали идеи К. С. Аксакова. В противовес теориям об "исторических" и "неисторических" народах, об "атомизации" в своих "правах и свободах" "суверенной личности", об единообразной "мировой цивилизации" им было глубоко разработано учение о всяком национальном развитии как ценности для общечеловеческой культуры, которая существует лишь как "хор" различных народов, о "народности" как выражении "личности" и духа нации во всех сферах культуры и жизни, о неразрывной духовной связи личности с ее народом, в отрыве от которого теряет всякий подлинно человеческий смысл ее деятельность. К. С. Аксаков глубоко философски и культурологически обосновывает свою позицию, опираясь на учение об объективной многосторонности, многоаспектности постижения истины человеком и всем человечеством, выводя из этого фундаментального положения многообразие национальных культур и национальных философий как выражений духа этих культур, т. е. народности как духовного объединяющего принципа. При этом имеется в виду глубинное единство истины (а не ее скептическое отрицание или агностическая релятивизация), чем обуславливается возрастание подлинно общечеловеческого в процессе самобытного развития каждой национальной культуры, в результате чего и формируется соборное (а не "массовое") человечество, различия составных частей которого обогащают и объединяют его, создают "всемирный хор". Раскрывается и подлинная свобода личности, заключающаяся не в ее отрыве от корней, превращающем ее в пустое отражение чужих (и чуждых по сути) движений духа, и не в ее формально- правовой роли "гражданина", но в бытии "человеком земли", т. е. в индивидуальном выражении своих основ, своей почвы, своей самобытности. Предложена и оригинальная концепция национального воспитания, опирающегося на раннее приобщение к родному языку, к обычаям и преданиям, народной поэзии, быту и истории. Очевидны гуманизм и ценность этой концепции для любого народа, стремящегося к своему национальному возрождению в сотрудничестве с другими народами, чем и обусловлен такой замечательный факт, как ссылки на К. С. Аксакова в Послании Президента Республики Башкортостан М. Г. Рахимова Государственному Собранию республики 1995 года.

И. С. Аксаков также развивал идеи о народности как основе культуры и государственной политики, выдвинув исключительно важное положение о том, что рассуждая о правах человека мы должны не в меньшей степени признавать и права народов. Разумеется, это лишь самый общий обзор идейного наследия славянофилов, который однако уже дает возможность сделать некоторые принципиальные выводы.

В истории мировой философской мысли (особенно европейской) явно видна тенденция к поиску единообразной и одинаковой для всех времен и народов абсолютной истины, наиболее полно воплотившейся в идеях "разумного общества" французских философов XVIII века и в системе Гегеля. В дальнейшем эта тенденция превратилась в обоснование европоцентризма (и именно западноевропейского!) и, после своеобразных "мутаций", в идею провиденциальной миссии США по "цивилизованию" мира. При этом в силу принципиальной ограниченности человеческих возможностей в постижении абсолютной истины, под ее видом предлагается вполне конкретная, культурно-национально и политически ограниченная модель общества и норм жизни людей вполне определенного типа. На практике же это означает экспансию "передовой" западной цивилизации (и ее политического влияния!), поглощающей и уничтожающей все отличные от нее

цивилизации, как "отсталые" или "неправильные". В итоге и возникает феномен "массового общества", как механической совокупности людей, лишенных собственной духовной основы и традиций, поглощающих лишь продукцию коммерциализированной и направленной на манипулирование человеком "массовой культуры".

В области же собственно философии возникает стремление подогнать все самобытные проявления национальной философской мысли под западные стандарты "научности" и не признавать их равноправными и самоценными вкладами в мировую философию.

Идейное наследие русских славянофилов XIX века, в противовес вышеуказанным тенденциям, обосновывает иную картину, многоцветного, многонационального и многокультурного, мира, объединенного не унылой одинаковостью стран и народов и не: насилием "цивилизаторов", а действительно глубинными,; проявляющимися в различных формах общечеловеческими духовными ценностями. А многообразие народностей, проявляющееся во всех сферах, порождает и многообразие цивилизаций, форм общественного устройства, философских учений и культур. Очевидно, что именно такой путь развития человечества наиболее перспективен, ведь и современная наука говорит о творческом многообразии как оптимальном состоянии системы и об опасности ее деградации при возрастании единообразия и сокращения спектра потенциальных возможностей. Славянофилы не только дали глубокую внутреннюю критику европоцентризма, индивидуализма и ограниченного рационализма (причем без эмоциональных надрывов европейского экзистенциализма XX века!), но и обосновали другое, многогранное видение мира и человечества; предложили целостный метод философского постижения жизни; разработали учение о нормальном национальном развитии и о его высокой ценности для личности, народа и всего человечества. В этом - их непреходящее значение не только для России и всех ее народов, но и для всей мировой философской и общественной мысли.

С. И. СЕМЕНОВ,

канд. филос. наук, зам. начальника

Яндекс.Метрика