официальный сайт

Истоки национальной духовности (По произведениям К.С. Аксакова и И.С. Аксакова)

Основа национального бытия любого народа - национальна духовность, выступающая как объективная и надиндивидуальная неосознаваемо предшествующая всяким конкретным проявлениям национальной активности в любых сферах, организация самих основ его духовной жизни, ее базовые порождающие структуры исторически сформировавшиеся и получившие качественную целостность и специфичность.

Национальная духовность - это определяющиеся глубинными архетипами и принципами базовое отношение к миру, стиль и способ самовыражения, порождающие всякое культурное формотворчество и историческое действие, все потенциальные возможности проявления народного духа в различных общественных условиях.1

Проблемы народного духа, национальной специфики жизни народа глубоко рассмотрены в трудах К.С. Аксакова и И.С. Аксакова. Так, К.С. Аксаков связывает проявления народного духа в искусстве со стилем, который "показывает тайное", то есть глубинное мироощущение народа, помимо и сверхконкретного содержания произведения, рассматривая слог как "стиль в поэзии", раскрывающий ее историческое движение, то есть связь с народной жизнью.

Особо выделяются народные песни, где "как в зеркале, отражается весь народ", эпические образы (Илья Муромец: "В нем преимущественно, общей своей основой выразился русский дух", его "страшные силы" направлены "на защиту добра и на поражение зла, на мир и тишину", он - крестьянин, "со дна русской земли, откуда бьет чистый ключ веры и простой жизни").3

Отмечаются также такие проявления народного духа, как народные выражения, пословицы, поговорки, предания, народные сказки. Именно в народной поэзии, по мнению К.С. Аксакова, "постоянно и свободно без внешних помех и затемнений высказывается сущность народа".

В преданиях о богатырях круга князя Владимира К.С. Аксаков обращает внимание на то, что эти рассказы соединены между собой не единством сюжета, а "жизнью, единством жизни; это целый мир, движущийся и играющий одной жизнью, весь ею проникнутый".

В этих изначальных архетипах русской национальной жизни, отразившихся в народном духе, он выделяет "образ жизни, волнующейся сама в себе и не стремящейся в какую-то одну сторону, это хоровод, движущийся согласно и стройно, - праздничный, полный веселья, образ русской общины".

Праздник и пир сочетаются здесь с богатырскими подвигами защиты Руси, во "Владимировом мире" выделяется "христианская вера" как его основа; богатыри почтительны к князю, но вольны и не подобострастны; также "выдается начало семейное, основа всего Доброго на земле".

К.С. Аксаков подчеркивает, что "этот сказочный мир... очень важен и состоит в непременной связи и с историческим, он показывает, как взглянул на человека или дело народ, что поразило народную память и воображение.

И.С. Аксаков во многом продолжает и развивает мысли своего старшего брата, часто выражает их в более четкой форме. Так, многие черты творчества Н.В. Гоголя, А.С. Пушкина, Ф.И. Тютчева, А Ф Гильфердинга и В.И. Даля он связывает именно с особенностью и русского национального духа, обращая особое внимание на отсутствие субъективизма, объективность и простоту. Говоря о объективности и А.С. Пушкина, И.С. Аксаков отмечает: "Я позволю себе только высказать мнение, что эта способность опять-таки гнездится глубинах русского духа. Едва ли не воспитывается она в русское народе самым общинным и хоровым строем его жизни, благоприятствующим развитию субъективности и индивидуализма думаю также, что и самый наш внешний простор, ширь этого народного союза и братского чувства в объеме свыше полусотни миллионов сердец, все это не может не способствовать некоторой широте духа и многосторонности понимания. Нам легче быть объективнее, чем кому другому. Кроме того, русский человек непричастный истории европейского Запада, поставлен в выгодно относительно его положение уже потому, что может обозревать его извне, судить о нем с той свободой и всесторонностью, которой метают национальные междоусобные пристрастия местных западных писателей".7

Очевидно, что здесь дан целый спектр источников формирования специфических черт национальной духовности.

Далее отмечается любовь А.С. Пушкина к своим предкам которая давала ему "живое, здоровое историческое чувство", реальную связь с родной историей, делала ее не "мертвою хартиею, но как бы i семейною хроникою".

Говоря о национальном характере поэзии Ф.И. Тютчева. И.С Аксаков связывает его с теми "основными нравственными тонами, которые у прожившего большую часть жизни в отрыве от России поэта, "сохранили духовную связь с родной землей и... воспитали в нем способность сочувственного разумения тех высоких нравственны, сторон русской народности, которые в самой России постигались и ценились очень немногими".9

Таким образом, обобщая, можно выделить следующие истоки национальной духовности, рассмотренные К.С. Аксаковым и И.С. Аксаковым. Прежде всего, это преобладающий строй народной ее организации и стиля, в том числе семейный уклад. Далее - исторический опыт,

вошедший в глубины народного сознания и обобщенный и переосмысленный, выраженный в базовых образах народного творчества, своеобразное "место" данного народа в мировой истории.

Также важное значение имеют религиозные воззрения, принятые народом и ставшие внутренним содержанием его духа, основные нравственные ценности народа.

Выделяются и особенности типичной среды обитания, духовно возвышенной и осмысленной как родная природа.

В целом, можно сказать, что национальная духовность формируется как своеобразное обобщение и осмысление повседневной жизни и быта, исторического опыта и духовных исканий народа и выражается в определенных установках его духа, которые сами по себе не становятся предметом сознательного внимания, но предшествуют всякому индивидуальному и коллективному проявлению активности народа, структурируя, оформляя и ориентируя ее. Приобщение к национальной духовности происходит через участие в реальной жизни народа, включенность в ее различные формы.

Семенова А.Н. Духовность башкирского народа (к постановке проблемы). :// Культура Башкирии: история и современность, - Уфа: БашГУ, 1993.

Аксаков К.С., Аксаков И.С. Литературная критика. - М: Современник, 1982.- С. 34-35.

Там же. С 50-51.

Там же. С. 62-63.

Там же. С. 93-96.

Там же. С. 90.

Там же. С. 276-277.

Там же. С. 277.

Там же. С. 351.

А.Н. СЕМЕНОВА

кандидат философских наук,

доцент Уфимского филиала ВЗФЭИ

Яндекс.Метрика