официальный сайт

И.С. Аксаков об искусстве и художественном творчестве

Уже отмечавшиеся нами в ряде предыдущих работ высокий философско-теоретический уровень и широта охвата многих общественно-культурных проблем, а также современность способов их решения и подходов к ним в идейном наследии раннего русского славянофильства, обуславливают целесообразность перехода от излишне общих его оценок к специальному рассмотрению развитых в нем взглядов на конкретные вопросы.

Одним из подобных вопросов, и сегодня вызывающим жаркие и содержательные дискуссии, является проблема природы и социальной роли искусства, специфики художественно-образного мышления и творчества. В этом плане интересны и плодотворны взгляды И.С.Аксакова, во многом созвучные с идеями К.С. Аксакова, к которым мы уже обращались.

Прежде всего, И.С.Аксаков, будучи замечательным публицистом и активнейшим общественным деятелем, в лучшем и подлинном смысле этого слова, отнюдь не отводит искусству "слу¬жебную" роль, не требует от него прямой пропаганды "полезных" идей; Но именно в самоценности художественного, в его самостоятельном и полном развитии, он диалектически раскрывает его огромное, превосходящее "злобу дня" значение для человека и общества.

Характеризуя А.С. Пушкина как служителя чистого, то есть искреннего в самом себе искусства, отмечая как достоинство нашего великого поэта то, что он не обращал поэзию умышленно в орудие предвзятых идей и теорий, "пользы" и т.д., И.С. Аксаков решительно утверждает, что А.С. Пушкин именно поэтому является беспредельно полезным общественным деятелем. "Сладкие звуки" подлинной поэзии, по мнению И.С.Аксакова, это нужное, серьезное, необходимое, историческое, в высшей степени полезное дело."1

Действительно, искусство, с нашей точки зрения, это расширение и углубление богатства человеческого переживания мира, обеспечение наиболее интимного личностного контакта с ним, формирование культуры образно-чувственного освоения действи¬тельности и самого себя, - важнейший фактор подлинного духовного роста и совершенствования человека, народа, общества.

Можно сказать, что именно искусство, превращая в достояние культуры и широко распространяя высшие духовные переживания, делая их внутренним достоянием, частью личности каждого, действительно приобщившегося к ним, в наибольшей степени (больше, чем объективные научные знания и надличностные моральные нормы) делает человека - человеком, способным личностно, по-человечески воспринимать и знания, и общественные ценности, и реалии жизни общества, и весь окружающий мир.

Но это - способность именно "чистого", то есть не утилитарно ориентированного, или экзальтированно стремящегося любой ценой утвердить свое субъективное "я", искусства.

И.С. Аксаков в качестве одной из важнейших черт подлинного искусства выделяет его народность, национальный характер, опять-таки понимая ее не поверхностно-идеологизированно, не как внешнюю стилизацию, не как восхваление "своего" в ущерб "чужому", не как просто обращение к сюжетам и реалиям из жизни своего народа, а как глубинное выражение "души" народа, его отношения к миру, его базовых ценностей, независимо от предмета художественного изображения (народность А.С. Пушкина по И.С. Аксакову - не "внешняя", и наиболее проявляется "там, где он не ставит себе 'народность" внешнею целью, где он вполне свободен и искренен в своем творчестве и отдается без стеснений движениям своей русской Души").

Мы также полагаем, что народность, национальный характер и сегодня один из важнейших признаков подлинного искусства и художественного творчества, поскольку подняться до общечеловеческого уровня может не искусственно "абстра¬гировавшаяся" от всех конкретных бытийных определений, изолиро¬ванная от мира личность, а человек, опирающийся на "почву", уже в самом своем духе обретающий некоторые семейные, родовые, национальные, культурные, социальные, исторические архетипы, принципы и определения (что великолепно раскрыто в творчестве С.Т Аксакова - "Семейная хроника" и другие произведения). Эти определения, в их уникально-личностном присвоении, становятся индивидуальными сущностными силами творца. Опираясь на них, он диалектически и развивает, и преодолевает их в своем творчестве, поднимает на новый уровень культуру своего народа и достигает общечеловеческого смысла.

По К.С. Аксакову, реальный человек - это "человек земли", живущий в определенной конкретной среде, не как в случайной и внешней "рамке", а как на своей почве. И когда мы видим общечеловеческий смысл и значение в конкретных, своеобразных формах жизни различных времен, народов и культур, - тогда и происходит прорыв к постижению подлинно человеческого в человеке, человеке настоящем, бытийно оформленном и богатом, а не абстрактно сконструированном.

В связи с этим можно согласиться с известной формулой К.Маркса, что сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду, а - "ансамбль" общественных отношений. Однако следует учитывать особую роль духовных факторов в этом "ансамбле", возможность и необходимость не внешней и жесткой детерминации человека общественными отношениями ("социальная роль" как прирастающая к лицу маска - образ японского писателя Кобо Абэ), а свободно-творческой опоры на эти реалии бытия, активного отношения к ним.

В этом плане позиция ранних славянофилов представляется нам противоположной и более продуктивной по сравнению с идеями абсолютной свободы от всех бытийных определений и

творчества как отрицания этого мира и "нелюбви" к нему у Н.А. Бердяева, превращающего творчество в абстрактно-"мефистофельское" отрицание мира со стороны внутренне пустого, а не подлинно свободного, то есть овладевшего своими "корнями", "предпосылками" человека, то есть в индивидуалистический "бунт" против "этого мира", являющийся, по справедливому замечанию самого Н.А. Бердяева, одной из форм крайней, непреодоленной зависимости от него.7

Подлинное творчество - это не только и не столько "отрицание" окружающего мира, а, скорее, высшее проявление его внутренних сил и потенций через индивидуально-ответственное действие человека, его развитие, обустройство и облагораживание, выражение глубинного единства творца с порождающими силами универсума во всех его, в том числе и общественно-культурных проявлениях. Как сказал Ф.И.Тютчев;

Так связан, съединен от века,

Союзом кровного родства

Разумный гений человека

С творящей силой Естества.

В творческом мышлении, творческом акте решающую роль играют не нейрофизиологические или частные психические процессы, являющиеся лишь его основой, "техническим" обеспечением, а также не абстрактные духовные конструкции типа "отрицания" или "прорыва к иному миру", а приложение к конкретной ("здесь и теперь") проблеме всего личностно-уникального содержания целостного человеческого духа, всех его реальных культурных определений, что и позволяет постигать действительно новые, более глубинные, богатые и совершенные уровни существования Мироздания.

Можно согласиться с точкой зрения психолога В.Т. Кудрявцева, считающего, что понимание мышления и творчества, как наиболее адекватного и высшего проявления мышления, в качестве реализации всеобщего социально-культурного содержания человеческой психики требует и преобразования в трактовке самого предмета психологии, "переосмысления специфики психического как такового", в том числе и в плане эмпирических исследований (которые, действительно, в настоящее время по отношению к творчеству и одаренности заполнены внутренне пустыми и неопределенными терминами -"интуитивный скачок", "комбинирующая деятельность", "влияние бессознательного", "генетическая предрасположенность" и т.п., никак не раскрывающими смысл творческого мышления и его конкретные Механизмы).

Народность (национальный характер) искусства и Художественного творчества, по И.С. Аксакову, мы считаем близкой к категории "национальная духовность", раскрывающей те отношения к миру, стиль и способ самовыражения, которые логически предшествуют всякому культурному формотворчеству, выступают его основой, сущностью и источниками потенциальных возможностей, глубинными принципами, порождающими специфику исторической

самореализации народа во всех сферах его жизни; и определяющейся национально-культурными и национально-психологическими архетипами, в единстве своего сохранения и органичного развития создающими единство народной жизни.4 Это - глубинная харак¬теристика национальных культур, национальной специфики художес¬твенного (да и всякого иного) творчества.

Отметим, что одно из проявлений этой, находящейся "сверх" прямого смыслового содержания, национально-духовной содержа¬тельности, И.С.Аксаков раскрывает применительно к поэзии как гармонии языка, как способность "извлечь тот музыкальный элемент (необходимо присущий каждому языку), который досказывает, дополняет внешний смысл выражений, передает неуловимо речью то, что лишь чувствуется и ощущается, и то же в слове, что запах в цветах"70. Этот неуловимый колорит, сверхсмысл произведения и есть его национальная духовность.

Далее, как одну из важнейших характеристик художественного творчества И.С. Аксаков выделяет его объективность, то есть способность "постигать предмет в нем самом, как он действительно есть, и воспроизводить его в его собственной правде", рассматривая ее на примере А.С. Пушкина, который прост, свободен, не носится со своим "я", и связывая это с "глубинами русского духа", с общинным и хоровым строем жизни русского народа.

Думается, что (не говоря о конкретных формах) эта способность к объективному постижению мира является не исключительной принадлежностью русской культуры, а общим принципом всякого подлинно творческого мышления вообще, хотя объективность, то есть способность следовать самому предмету, раскрывать его внутреннее самодвижение и именно из этого, а не из предвзятых мнений строить наше к нему отношение13, весьма редко упоминается в ряду характеристик творческой личности, которые часто сводятся к безответственному и безудержному стремлению "натворить", что угодно, ведущему на деле к субъективно-волюнтаристическому насилию над предметом с разрушительными последствиями, что ВТ. Кудрявцев и А.Н. Лощилин определяют как "дурную креативность".14

Между тем только объективность творческой мысли обеспечивает нам доступ к подлинному предмету ее и возможность диалога с ним, выявление его потенций, что и есть настоящее творчество. В этом с И.С. Аксаковым согласен и М.М. Бахтин: "Всякий творец воссоздает логику самого предмета, но не создает и не нарушает ее..."15.

Анализируя творчество Ф.И. Тютчева, И.С. Аксаков отмечает, что мысль и образ у него нераздельны, он "мыслил образами". Это также одна из важных черт подлинно творческого мышления - соединение в нем всех основных компонентов человеческого духа (знаний-понятий, образов-переживаний, оценок-ценностных отношений) в синтетическом, целостном процессе (можно также отметить учение о "цельном мышлении" И.В. Киреевского)17, где они свободно переходят друг в друга, взаимно обуславливаются и существуют только в неразрывном единстве

(нет отдельных "чисто понятийного" мышления, "продуктивного воображения", "ценностной ориентации",- это лишь абстрактные моменты реально единого мышления).

Глубоко понимает И.С. Аксаков и специфику именно искусства, художественно-эстетического отношения к действительности, полагая, что художественная задача - не рабский снимок с натуры, а воспроизведение средствами искусства того же именно впечатления. То есть искусство вводит в сферу культуры, закрепляет, сохраняет и передает другим людям образно-эмоциональные переживания различных сторон мира и жизни, взятые в их всеобщей, подлинно человеческой форме. Художественные же средства - это материальные "инструменты" (слово, звук, цвет и контур, жест, пластика и т.д.) для управления человеческим восприятием, направленные на достижение желаемого эффекта - создания определенного образа, переживания.

Наконец, И.С. Аксаков внимательно исследует саму "технологию" творческого мышления в искусстве, подчеркивая принципиальную "неполноту" художественных образов, обеспечивающую выделение именно тех опорных точек, которые и передают смысл образа, создают необходимое впечатление, порождая собственную духовную активность воспринимающего их. "Истинный художник... изо всех подробностей выберет одну, но самую характерную; его взор тотчас угадывает черты, которыми определяется весь внешний и внутренний смысл предмета и определяется так полно, что остальные черты и подробности сами уже собой досказываются в воображении читателя".14

Эта диалектика художественного образа, художественного мышления и эстетического восприятия, связанная с необходимостью создать органичное духовное целое из его формально частичных, но основных и существенных внешних черт, порождающих внутреннее переживание, является, на наш взгляд, проявлением общей диалектической сущности творческого акта вообще, представляющего по своим механизмам разрешение определенного противоречия, синтез противоположностей. Разумеется, формы и специфика проявления этой сущности зависят от той сферы деятельности и мышления, в которой реализуется творческий акт, от тех материальных и духовных средств, которыми пользуется творец. Так в сфере словесности, поэзии "уменье уловить самую существенную черту явления или предмета И.С. Аксаков связывает с более конкретным умением "выбрать из массы качественных слов в языке самое определительное, бьющее прямо в цель, сразу овладевающее предметом, захватывающее его живьем, то есть, в нашей терминологии, разрешающее художественное противоречие изобразительности и выразительности21, полноты и неполноты описания и восприятия, конкретных свойств художественного целого.

Таким образом, в исключительно многогранном наследии И.С. Аксакова мы обнаруживаем наряду с глубокой литературной критикой, интереснейшим анализом произведений А.С. Пушкина, Ф.И. Тютчева и других поэтов также и целостную концепцию специфики и места в духовной культуре и общественной жизни сферы искусства вообще, сущности и особенностей художественного мышления и творчества, вполне актуальную и значимую для современности. Это еще раз подчеркивает богатство и востребованность сегодняшним днем всего комплекса идей

русского славянофильства, необходимость его глубокого изучения и осмысления с самых разных сторон.

1. Семенов С.Н. Понимание специфики искусства у Аксакова// Аксаковский сборник. - Уфа. 1998.

2. Чванов М. Где ты, новый Иван Аксаков? // Иванов М. Время Концов и Начал. - Уфа: Китап, 1994.

3. Аксаков К.С., Аксаков И.С. Литературная критика. - М.: Современник, 1982.-С. 269.

4. Там же, с. 324.

5. Семенов С.Н., Семенова А.Н. Духовная жизнь общества: проблемы преподавания и исследования. // Современные социально-экономические проблемы общества. Сборник научных статей Уфимского филиала Всероссийского заочного финансово-экономического института. - Уфа, 2000.-С 100-192.

6. Аксаков К.С., Аксаков И.С. Литературная критика. - С. 271.

7. Семенов С.Н., Семенова А.Н. Философская антропология Н.А. Бердяева и славянофильство. // Философский космос России. -Уфа: БГУ, 1998.

8. Кудрявцев В.Т. Творческая природа психики человека.//Вопросы психологии.-1990, № 3.

9. Семенова А.Н. Духовность башкирского народа.// Культура Башкирии: история и современность. - Уфа: БГУ, 1993; Семенова А.Н. Духовность башкирского народа как принцип его культуры. // Востоковедение в Башкортостане: история, культура. 4.IV. - Уфа: БГУ, 1992.

10. Аксаков К.С., Аксаков И.С. Литературная критика. - С 322.

11. Там же, с. 273.

12. Там же, с. 276.

13. Семенов С.Н. Развитие творческих способностей в процессе обучения (философско-методологические проблемы) - Уфа, 1998.- С. 70. С. 79.

14. Кудрявцев В.Т., Лощнлин А.Н. XX век и творческое мышление. // Формирование творческого мышления в условиях перестройки. - Целиноград: ЦСХИ, 1988.- С. 16-17.

15. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. - М.: Искусство, 1979.-С. 311

16. Аксаков К.С., Аксаков И.С. Литературная критика. - С. 343.

17. Киреевский И.В. Избранные статьи. - М.: Современник, 1984.-С. 260.

18. Аксаков К.С., Аксаков И.С. Литературная критика .- С 331.

19. Там же.

20. Там же, с. 333-334.

21. Никитин В.Ф. Генезис искусства и формирование художественно-образного мышления. // Искусство, наука, техника: пути сопряжения. - Уфа, УГИИ, 1990.

С.Н. СЕМЕНОВ,

кандидат философских наук,

заместитель Начальника Главного

информационно-аналитического управления

Администрации Президента РБ

Яндекс.Метрика