официальный сайт

Фёдоров П.И., Интеллигент из народа(памяти В.Л. Назарова)

Первые десятилетия ХХI века стали тем рубежом, когда на наших глазах из российской жизни стремительно уходят некогда опорные сословия и классы, составлявшие прежде её базисную основу – советский народ. Революционные события начала ХХ века дали колоссальный толчок развитию рабочего класса, крестьянства и народной интеллигенции в Советском Союзе, но, к великому сожалению, слепое подражание худшим иноземным образцам и забвение своих собственных религиозных и нравственных традиций привели к тому, что когда-то великий народ превратился в толпу «образованцев», «кибер-хоббитов» и «бандерлогов». И лишь отдельные островки прежней культуры ещё кое-где возвышаются среди бескрайнего болота современной потребительской цивилизации. Одним из таких центров в Уфе вот уже более двадцати лет остаётся дом-музей С.Т. Аксакова. И совсем не случайно, что лауреатами Всероссийской литературной премии имени С.Т. Аксакова, учреждённой при непосредственном участии директора этого музея, писателя М.А. Чванова, стали последние русские и башкирские крестьянские писатели, пусть и живущие сейчас в городах, В.И. Белов, В.Г. Распутин, А.Ю. Генатулин да и сам Чванов. 

Одним из немногих, сохранивших не на словах, а на деле связь с народом и своей землёй, был скончавшийся в конце августа 2011 года стерлитамакский краевед и аксаковед В.Л. Назаров.      
Виктор Леонидович Назаров был участником  пяти аксаковских сборников, изданных Мемориальным домом-музеем С.Т.Аксакова в Уфе. Его спокойные и неброские статьи не вызывали шумных дебатов сенсационными открытиями или оригинальными трактовками, но при этом всегда отличались верностью православным идеалам, добросовестностью исполнения и каким-то деликатным тоном своего звучания.
В самом первом сборнике 1997 года в статье «Прототипы образов крестьян в дилогии С.Т. Аксакова» он представил уникальные материалы ревизских сказок за обширный временной отрезок с 1723 по 1816 год. Благодаря этим сведениям становится ясно, что персонажи людей из народа в аксаковских книгах носят биографический характер. В их изображении писатель остался верен своему главному принципу – «писать действительность». Характерно, что главный пафос статьи состоит в призыве, обращённом к будущим исследователям, уделять большее внимание образам людей из простонародья.
Во втором аксаковском сборнике 1998 года Назаров отдал дань своей малой родине – Пёстровке. В этой статье он приводит документальные подтверждения связям семьи Аксаковых с их стерлитамакским имением. Наиболее важным и трудным было доказать факт личного пребывания С.Т. Аксакова в стерлитамакском крае, с чем автор статьи блестяще справился. В этой же работе приводятся сведения не только о владельцах имения, но и о судьбах крестьян, их численности и истории наиболее известных фамилий, начиная со времён основания деревни до 90-х годов ХХ века.
Статья из третьего сборника 2001 года логически продолжает тему предыдущего и раскрывает особенности жизни в пёстровской усадьбе родственников С.Т. Аксакова – Карташевских и Марковичей. В ней автор не только приводит интересные факты о местоположении, планировке и истории усадьбы, но и призывает восстановить бывший помещичий дом со всеми надворными постройками и объявить его заповедной зоной.
В четвёртом выпуске аксаковского сборника 2005 года Назаров опубликовал результаты своих изысканий в Национальном архиве Республики Татарстан об учёбе С.Т. Аксакова в казанской гимназии и университете. Просмотр Ведомостей успеваемости проливает дополнительный свет на личность писателя, выявляя круг его знакомств и интересов. Среди гимназического и студенческого окружения юного Сергея Аксакова автор публикации приводит имена Николая Лобачевского, братьев Панаевых, братьев Княжевичей, Алексея Ахматова.
В последнем, пятом сборнике 2008 года Назаров опубликовал две статьи. Первая из них посвящена имущественному состоянию семейства Аксаковых в ХVIII веке. Поиск вёлся по материалам ревизских сказок 1-3 ревизии и материалам Генерального межевания земель, проводившегося в Симбирской губернии в 1798-1821 гг. В результате этого исследования его автором в семейную хронику Аксаковых были вписаны новые, неизвестные ранее факты второго замужества бабушки писателя И.В. Неклюдовой, а также сведения о прапрадеде С.Т. Аксакова по линии отца Никите Михайловиче Ружевском. Вторая статья этого же сборника «Уголок обетованный» явилась результатом поездки по аксаковским местам Оренбуржья. В ней автор не забывает отметить родственные связи между оренбургским селом Аксаково и стерлитамакской Пёстровкой. Оказывается, некоторые пёстровские крестьянские фамилии ведут своё начало от переведённых из села Знаменского (Багрова) аксаковских крестьян. Любуясь возрождённой усадьбой в оренбургском Аксакове, Назаров с присущей ему неистребимой крестьянской сметкой прикидывает в уме: как бы это можно было применить на его малой родине.             
В апреле 2010 года в Мемориальном доме-музее С.Т. Аксакова в Уфе прошла очень светлая и тёплая презентация книги Виктора Леонидовича «Пёстровка – стерлитамакское Аксаково» (Стерлитамак, 2009). Эта книга – итог 20-летней работы в архивах Уфы, Москвы, Оренбурга и Ульяновска. Её автор – прямой потомок аксаковских крестьян, переселившихся более двухсот лет назад на башкирские земли. Его книга – это гимн любви к родному краю и дань памяти предшествующим поколениям.
Книга Назарова состоит из трёх частей. В первую часть вошла повесть «Стерлитамакская дорожка Аксакова», опубликованная ранее в журнале «Бельские просторы» и краеведческие очерки об истории стерлитамакского имения Аксаковых – деревни Пёстровки. Во второй части приведены тексты архивных документов, связанных с историей деревни. В третьей – родословные некоторых пёстровских фамилий. В книгу вошло большое количество уникальных фотографий, позволяющих лучше ощутить дух прошедших времён. Книга оформлена с большой любовью и вкусом.
Казалось бы, краеведческое направление в башкирском аксаковедении уже исчерпано блестящими работами Г.Ф. и З.И. Гудковых и писателя М.А. Чванова. Однако Назаров нашёл в нём свою, неисхоженную тропинку – «стерлитамакскую дорожку Аксакова». В отделе рукописей Российской государственной библиотеки неутомимый краевед нашёл в неопубликованных фрагментах «Записок застреленной дичи» С.Т. Аксакова запись от 20 мая 1810 года, документально подтверждающую факт пребывания будущего писателя в стерлитамакском крае. Это открытие было бы невозможно без помощи заведующего отделом рукописей РГБ Виктора Яковлевича Дерягина (1937-1994). Именно благодаря неформальной поддержке профессора Дерягина башкирскому краеведу удалось получить доступ к аксаковским рукописям. И в своей книге, и на её презентации Назаров отдал дань благодарности этому безвременно ушедшему рыцарю отечественной культуры, спасавшему в лихие 90-е годы от разграбления уникальный рукописный фонд, вывозившийся оптом и в розницу за рубеж при попустительстве тогдашних властей, подобно опустошению бывших барских усадеб, музеев и храмов в 20-е годы.
Глубокое и неравнодушное изучение аксаковских произведений позволило Назарову выдвинуть убедительную гипотезу о стерлитамакских мотивах первого и второго отрывков «Семейной хроники» о переселении аксаковских крестьян на башкирские земли во времена ещё до рождения их автора. Участие юного Сергея Аксакова в переселении надеждинских крестьян в 1810 году в имение его сестры Надежды – деревню Пёстровку, позволило ему позднее так точно и скрупулёзно воссоздать переезд крестьян его деда в оренбургское Аксаково в ХVIII веке.
Автор книги на основе архивных источников и в меньшей степени воспоминаний деревенских старожилов подробно прослеживает происхождение пёстровского народа, истоки появления и дальнейшую судьбу аксаковских крестьян. Интересна и история владельцев имения от отца писателя Тимофея Аксакова до его внучатого племянника Д.А. Марковича. В книге даётся широкая панорама не только усадебной жизни владельцев имения, но и их вклад в русскую и украинскую культуру.
Вселенная деревни Пёстровка, с точки зрения Назарова, зиждется на вековых связях крестьянской общины с окружающей природой. Не случайно, автору книги так близка позиция писателя М.А. Чванова в оценке «первого пёстровского барина», основателя деревни Тимофея Степановича Аксакова. В отечественной критике, начиная с ХIХ века, сложился стереотип восприятия отца будущего писателя, как человека мало примечательного, слабовольного, почти необразованного и даже ничтожного. Лишь в 80-е годы прошлого века началась тихая реабилитация Т.С. Аксакова. И одним из первых об этом заговорил Чванов, противопоставив отсутствию мнимой общественной деятельности Тимофея Степановича его нежное и ненавязчивое воспитание сына в любви к природе и ко всему живому. Назаров развивает эту идею Чванова и находит в основателе деревни Пёстровка не только любящего отца семейства, но и отца всего пёстровского народа. Да, Тимофей Степанович в отличие от своей блистательной супруги и всемирно известных детей не был ни талантливым художником, ни ярким общественным деятелем, ни сколько-нибудь значительной и самобытной личностью. Но он был из тех тихих и малозаметных русских провинциальных помещиков, на которых держалась Россия. Он венчал собой крестьянскую общину, жил её интересами, защищал и просвещал своих крестьян, был в ладу с вековыми нравственными и религиозными традициями своего народа и окружающей природой. И это не красивые слова, а повседневная реальность того времени. Достаточно прочесть текст купчей башкир Ногайской дороги, Минской волости старшинского помощника Кармангула Шарыпова с товарищами прапорщику Т.С. Аксакову на земли по реке Месейле, опубликованный в данной книге: «И в оных межах ему, Аксакову, пахотною землёю с сенными покосами, хмелевым щипаньем, рыбными ловлями и всеми угодьями довольствоваться и на означенной проданной земле по большой дороге мосты мостить, маяки ставить, подводы гонять и все тягости исправлять ему самому». Какой нынешний олигарх или топ-менеджер будет годами заниматься сенными покосами, строительством мостов или исправлением всех тягостей? А ведь на заработанные за это деньги в первую очередь содержались говоруны из светских салонов, готовившие под свободолюбивые речи об освобождении крестьян от крепостного гнёта уничтожение этой деревенской Вселенной.  
Космос книги Назарова строится в соответствии с традиционной крестьянской культурой. Владельцы имения в ней не противопоставляются пёстровскому народу и оцениваются не по индивидуальным особенностям, а по вкладу в развитие деревенской общины. Характерно, что после революции в течение полувека пёстровские крестьяне сохраняли помещичий дом Карташевских – Марковичей, поскольку считали его органичной частью своей истории и жизни. И в ХХI веке, по мнению Назарова, «Живописные окрестности усадьбы, бывшие аксаковские земли в Стерлитамакском уезде, этот типично аксаковский, башкирский пейзаж в сочетании с восстановленным домом Марковичей – Карташевских могли бы быть объявлены заповедной зоной, и служить делу воспитания молодых поколений в уважении к прошлому края». Увы, призывы к этому остались неуслышанными.
Внешний мир деревни представлен окружными соседями: соседними деревнями и городом Стелитамаком, а также известными личностями дореволюционного и советского прошлого. Центром духовного мира пёстровского космоса является местная школа. Основанная в 1898 году при содействии потомков семьи Аксаковых она существует и поныне. По взлётам и падениям в её истории, составу учителей и учащихся можно проследить культурную эволюцию пёстровского народонаселения за последние 112 лет. История школы тесно связана со своеобычным языком и природой Пёстровки. Все эти Большие Дубки, Шиндина яма, Провальная дорога, Духанский колок, Дальние и Ближние Ивки, Устье, Ярок, озеро Мочилки, овраг Чертоган, Барская или Плетнёвая дорога говорят о ясном уме и метком языке пёстровских крестьян, разнообразии и красоте местной природы.
Подобно С.Т. Аксакову в его «Семейной хронике» и «Детских годах Багрова-внука» Назаров в своей книге оживляет ушедшие поколения односельчан и почти исчезнувшую к сегодняшнему дню некогда роскошную пёстровскую природу. Интересно, что такая тенденция книжного восстановления разрушенных крестьянских общин типична для большинства сельских краеведов и сборников по истории районов практически всех регионов России.
Главе «Реформы, революции, войны» автор книги предпослал эпиграф из А.С. Пушкина: «Дикость, подлость, невежество не уважает прошлого, пресмыкаясь перед одним настоящим». Первым серьёзным социальным испытанием для пёстровской общины стала крестьянская реформа, приведшая к затяжному конфликту между помещиками и крестьянами. Она же внесла изменения в социальный состав пёстровчан. Появились новые социальные группы: вольноотпущенные и временнообязанные крестьяне, крестьяне-собственники, отставные солдаты, купцы, мещане. К 1917 году это расслоение обернулось революциями и гражданской войной. Революцию Пёстровка встретила огромным селом, поэтому здоровое ядро деревенской общины, несмотря на значительные потери, смогло пережить этот период, как и последующую коллективизацию. Оставшись без помещиков, купцов и крепких крестьян пёстровский народ в новом колхозном обличье продолжал сохранять свои вековые традиции пока окончательно не надорвался в Великую Отечественную войну. Впечатляет обширность и обстоятельность скорбного списка погибших, пропавших без вести, умерших от ран и болезней, в плену в годы Великой Отечественной войны уроженцев Пёстровки. Но даже после этих страшных потерь и послевоенного массового отъезда молодёжи в города остатки пёстровской Вселенной продолжают существовать. Автор книги чётко прослеживает взаимосвязь между разрушением крестьянской общины, падением производства, упадком морали, деградацией сельского образования, оскудением языка и окружающей природы. На волне празднования 200-летия со дня рождения С.Т. Аксакова в 1992 году ретивые чиновники переименовали деревню Пёстровку в село Большое Аксаково, прибавив к белебеевскому и бугурусланскому Аксаково третий одноимённый населённый пункт. Печально, что неудачная топонимика Большого Аксакова словно в насмешку мстит местным жителям малыми делами и высокими темпами уничтожения остатков аксаковской природы: «Вырубается лес, вытаптываются скотом и машинами луга и поляны, засыхают родники, разрастаются овраги. Скудеет пёстровская земля, частица башкирской природы. Всё меньше остаётся того, что знал, видел Сергей Тимофеевич Аксаков».
И всё же главной ценностью краеведческой книги Назарова является её народная мудрость и трезвый оптимизм. Приводя порой страшные примеры произвола и бесхозяйственности автор книги нигде не впадает в огульное очернительство прошлого или настоящего своей малой родины. Вся его книга от первой до последней страницы проникнута любовью к пёстровским жителям и её природе. И залогом того, что пёстровцы не переродились, а продолжают сохранять и развивать свои славные традиции, является скромная, но крайне важная работа их сельской интеллигенции и, прежде всего, краеведов. Таких, как покойный Михаил Александрович Евстигнеев (1926-2005), учитель, участник Великой Отечественной войны, собиратель и хранитель истории своей родной деревни, и автор этой замечательной книги В.Л. Назаров. Таких людей в европейской культурной традиции принято называть Genius Loci, то есть гении места. И пока у потомков будет сохраняться благодарная память об исчезающих российских деревнях, эти духовные родники будут питать изрядно обмелевшую реку отечественной культуры.
На первой и последней страницах обложки книги Назарова помещены цветные фотографии зимних и летних пёстровских пейзажей, сделанных самим автором. Символично, что зимний пейзаж на первой странице напоминает не только о нынешнем, спящем состоянии русской деревни, но и о её жизни под глубоким снегом сегодняшних невзгод. А красота синего зимнего неба в сочетании с тёмно-серыми деревьями и белоснежными полями говорит о любви автора книги к своей малой родине и его вере в её будущее возрождение.
В традиционной русской крестьянской культуре существовало понятие «Книга». Для любого православного человека это понятие было только в единственном числе и обозначало главную Книгу в его жизни – Библию. Некоторые русские писатели ХХ века, сохранившие свои крестьянские корни, сумели создать свои «Книги» подобного рода. Известны «библии» Гражданской и Великой Отечественной войн – «Тихий Дон» и «Василий Тёркин». Некоторые считают «библиями» эпох революции и застоя сборники стихов Сергея Есенина и Николая Рубцова. Виктору Назарову тоже довелось создать свою «Книгу» в рамках аксаковедения. И какими бы тернистыми и извилистыми путями в будущем не пришлось бы двигаться Аксаковскому движению в нашем крае у его истоков на рубеже ХХ и ХХI веков всегда будет гореть тёплый огонёк признания в любви к своей родной Пёстровке народного интеллигента-аксаковеда Виктора Леонидовича Назарова.

Фёдоров П.И.,зав. информационно-библиографическим отделом библиотеки БГПУ им. М. Акмуллы, Уфа., Интеллигент из народа(памяти В.Л. Назарова)

 

 

 

 

Яндекс.Метрика