официальный сайт

Чванов М.А., В память о Софье Александровне Аксаковой

Среди многих замечательных мест  Уфы в центре исторической части города  есть удивительное место, связанное сразу с несколькими знаковыми именами. Это липовая аллея по улице, названной в честь великого татарского поэта Габдуллы Тукая, которая раньше так и называлась: Тукаевская. С некоторых пор она почему-то официально называется им. Тукаева, что вызывает у гостей Уфы и даже у многих уфимцев вопрос: а кто такой Г. Тукаев, чем прославился, что его фамилией назвали далеко не второстепенную улицу Уфы? А так как Уфа по-прежнему не смыла с себя имена великих палачей России: Ленина, Свердлова, Воровского и проч. – может, пламенный революционер местного разлива вроде террористов братьев Кадомцевых или Егора Сазонова, в свое время возведенных в ранг национальных героев?

Эта аллея идет от бывшего Ушаковского парка, названного в свое время по имени  губернатора Ушакова, заложившего его (другой «губернатор» Шакиров его как парк почти уничтожил, как и соседний с ним дом архиерея). Не говоря уже о том, что здание  было ценнейшим архитектурным памятником, оно было  связано с именами таких светочей Русской Православной Церкви, как епископ Андрей (Ухтомский) – расстрелянный большевиками, и архиепископ Антоний (Храповицкий) – после большевистского переворота  и гражданской войны предстоятель Русской Православной Церкви в Зарубежье. Много чего уничтожил «губернатор» Шакиров, например, парадную  лестницу в Аксаковском народном доме (низкий благодарственный поклон бывшему директору Башкирского государственного театра оперы и балета Вячеславу Стрижевскому, на свой страх и риск восстановившему ее); снова спрятал Героя Советского Союза Александра Матросова за колючую проволоку на территории бывшей колонии, откуда тот ушел на фронт.  Теперь, правда,  уже в виде памятника почему–то Александр Матросов, ставший символом героизма в Великой Отечественной войне,  мешал «губернатору». Ради справедливости нужно сказать, что, наверное, немало и доброго «губернатор» Шакиров  сделал для Уфы, но вышеперечисленным, да и еще много чем, о чем сейчас не к месту говорить, жирно зачеркнул это доброе. Почему–то некоторые «губернаторы» (как правило, явно передержанные на своем посту, и. наверное, это не их вина) со временем начинают верить в вечность своего правления и, как следствие, в непогрешимость своих единоличных, ни с кем не согласованных, решений.  И этот мираж вечности не дает им трезво подумать, какими деяниями они останутся в памяти своих поданных: хорошее, как правило, забывается, и только одним самодурным решением можно перечеркнуть всю свою, может, до того безупречную служебную биографию. Чем, например, вошел в историю Уфы губернатор Наврозов? Тем, что, искренне заботясь о своих подданных, приказал обложить город навозом и поджечь его,  чтобы едким дымом «выгнать» из Уфы эпидемию чумы. В результате возникшего пожара сгорело полгорода.
Вообще, пора вернуть уфимским улицам и площадям коренные названия, а не переименовывать их в очередной раз в угоду политическим или каким другим амбициям.  Да, появляются новые славные имена или высвечиваются старые, незаслуженно забытые, но ими можно и нужно называть новые улицы и микрорайоны, ведь Уфа по-прежнему стремительно растет.
Но вернемся к липовой аллее по Тукаевской улице или к тому, что от нее осталось. Если идти вниз по аллее, слева -  комплекс зданий бывшего губернаторства, возведенный при личном участии первого уфимского гражданского губернатора, по общему признанию, одного из лучших губернаторов российских, Григория Сергеевича Аксакова, сына  великого русского писателя. Г С. Аксакову по большому счету мы обязаны образованием Уфимской губернии (1865), а то, может, до сих пор жили бы в границах губернии Оренбургской. Еще в 80–е годы прошлого века сохранялся внутренний ансамбль губернаторского дома с литой чугунной парадной лестницей, ведущей в уникальный танцевальный зал на втором этаже, от множества стенных зеркал от пола до потолка он казался еще больше. Нетронутым оставался и кабинет самого губернатора. Но в результате «научной» реставрации, а на самом деле пресловутого евроремонта,  неумными чиновниками и услужливыми архитекторами все это было уничтожено, как пострадал и внешний облик здания.  Как было уничтожено под предлогом пожароопасности уникальное деревянное здание летнего театра в бывшем Видинеевском саду, нынешнем саду им. С.Т.Аксакова. К счастью, сейчас нашелся человек, готовый восстановить его. Внутренности губернаторского дома при «реставрации» были растащены или просто выброшены. Несколько лет Мемориальный Дом-музей С.Т.Аксакова безуспешно выпрашивал у владельцев здания трехстворчатое зеркало; в конце концов, при оставлении здания оно было разбито и брошено. Хорошо, нашелся неравнодушный человек, сестра–хозяйка покидающей здание поликлиники, которая позвонила в музей,  что бомжи выковыривают зеркало из стены. Теперь, отреставрированное, оно является гордостью музея. Только несколько лет назад во время Международного Аксаковского праздника удалось установить на бывшем губернаторском доме мемориальную доску, посвященную Г.С.Аксакову, так много сделавшему для нашего  края. В истории Уфы Григорий Сергеевич оставил след прежде всего как градостроитель. Именно при нем (1861–1867) сформировались Верхне-Торговая и Соборная площади, где встали величественный кафедральный собор (увы, снесенный), здания духовной семинарии, дома архиерея (о его судьбе я уже говорил, на его месте было построено ничто иное, как здание обкома КПСС, больше для него места в Уфе не нашлось), комплекс зданий губернатора, гостиный двор и пр. Если бы не Григорий Сергеевич, то, скорее всего, еще долго не завершилось бы начатое еще в год его рождения (1820) строительство административного центра Уфы. До назначения его губернатором стояли без крыш здания присутственных мест, стал зарастать травой фундамент губернаторского дома, в развалинах были воинские казармы, тот же гостиный двор. Средства бессовестно разворовывались. Г.С.Аксаков же потребовал отчета за каждую копейку. Семья Аксаковых вообще отличалась предельной честностью. Емкую характеристику Григорию Сергеевичу Аксакову дал в 1910 году в статье, посвященной 70–летию Императорского училища правоведения и отмечающей особо выдающихся ее выпускников, некто Георгий Сюзор: «Безупречно благородный государственный и общественный деятель, много боровшийся с противниками реформ императора Александра II, отстаивая начала законности и права, коим до конца дней своих был верен, как истый правовед и  член аксаковского рода». В 1867–1884 годы Г.С.Аксаков был губернатором, а потом предводителем губернского дворянства в Самаре (1884–1891), где тоже оставил глубокий и благодарный след. О народной любви к Г.С.Аксакову говорит факт, что, когда он умер, гроб с его телом крестьяне Страховской волости, где было его имение, от станции Марычевка несли на руках 18 верст до деревни Страхово, где он был похоронен.
Не только семья С.Т.Аксакова, сам род Аксаковых как бы изначально, с древних времен отличался предельной честностью и трепетным отношением к Родине, к родному народу. В Уфе только в последние годы  стали робко говорить о той огромной роли, какую сыграли Аксаковы в истории города, всего края. В советское время Аксаковы в Уфе были под неофициальным запретом. Открыто не покушались лишь на личность С.Т.Аксакова, как писателя с мировым именем, хотя ничего не делали для увековечения его памяти. И словно был он один–одинешенек, без роду, без племени, а не глава, или, точнее, продолжатель великой русской семьи, олицетворяющей суть истинного евразийства, соединившей в себе счастливым промыслительным образом славянскую и тюркскую кровь, Православие и Ислам. А все дело в том, что некоторые горе-секретари Башкирского обкома, а еще больше горе-историки и горе-писатели, в недалеком прошлом шепотом и вслух клеймили Аксаковых как ярых колонизаторов, расхитителей башкирских земель, основываясь  на так называемом «Деле…» вице–губернатора Уфимской провинции П.Д.Аксакова (1770–1774), дальнего родственника С.Т.Аксакова (восьмиюродного трижды прадеда), о якобы его административных злоупотреблениях. Была даже такая книга «Суд над бригадиром Аксаковым».  Горе–секретарям обкома КПСС, может, и простительно: по своей занятости они в архивы не заглядывали, но горе–историки и горе–писатели  не удосужились узнать, что  в действительности  все было наоборот: это дело сфабриковано было  как раз чиновниками,  недовольными активной деятельностью П.Д.Аксакова по выявлению злоупотреблений царских чиновников и башкирских старшин, в том числе по расхищению башкирских земель. Не сумев противостоять в открытой борьбе, они за спиной П.Д.Аксакова добились упразднения самой вице–губернаторской должности, после чего инициировали против него судебное разбирательство. Серьезный непредвзятый исследователь, кандидат исторических наук Ильшат Биккулов  свою статью «Разные до Оренбургской комиссии и  до Уфимской провинции касающиеся дела», опубликованную в специальном номере журнала «Родина», посвященном Республике Башкортостан, подытоживает так: «Время вице–губернаторства в Башкортостане, 1740–1744 годы, можно считать уникальным периодом в истории Уфимской провинциальной канцелярии. В период правления П.Д.Аксакова на посту вице–губернатора Уфимской провинции прослеживаются коренные изменения в системе управления Башкирии. За этот период была проделана огромная работа по восстановлению хозяйства населения края, по возвращению беглых участников восстания из казахских степей, продолжена борьба против насилия и злоупотреблений царских чиновников».
Ниже, по правой стороне аллеи - соборная мечеть с комплексом зданий Центрального Духовного управления мусульман России,  основанного еще Екатериной П, кстати,  по предложению сенатора Д.Б.Мертваго, крестного отца С.Т. Аксакова. ЦДУМ России  связано с именами таких выдающихся деятелей Ислама,  как первый председатель Управления Мухаммеджан–хазрат Гуссейнов (1789–1824), первостроитель соборной мечети Габдессалям-хазрат Габдрахимов (1765-1840), член ряда губернских попечительских и благотворительных советов, награжденный орденом Святой Анны 1, П и 1У степеней (а всего он  имел 7 орденов Российской империи) Салимгарей-хазрат Тефкилев (1865– 1885), благословлявший  солдат-мусульман на защиту России на полях сражений Первой  мировой войны, которая в то время по праву называлась Отечественной; Мухаммад-Сафа-хазрат Баязитов (1915-1917), инициатор сбора средств на строительство танковой колонны в Великую Отечественную войну, его личный денежный вклад составил 30 тыс. рублей, Габдрахман-хазрат Расулев (1936-1950), а Габдельбарий-хазрат Исаев (1975-1980) сам был участником Великой Отечественной войны, вернулся тяжело раненым. Золотой медали «За укрепление мира между народами» был удостоен Шейх-Уль-Ислам Хиялетдинов Шакир-хазрат (1951-1974). Особое место занимает известный ученый-востоковед энциклопедического типа Ризаэтдин-хазрат Фахретдинов (1923-1936), автор многотомного труда «Асар» о жизни и творчестве ученых, деятелей культуры и просвещения народов Востока, исследователь истории и культуры народов Поволжья и Урала, известный писатель и просветитель, чьим именем назван Исламский институт в Уфе. Ныне ЦДУМ России возглавляет глубоко уважаемый не только в исламском мире Верховный муфтий Шейх-Уль-Ислам Талгат Саха-хазрат Таджуддин.
И заканчивается аллея, упершись в сад Салавата, бывший Случевской парк, напротив Мемориального дома–музея С.Т.Аксакова, у  дома его деда по матери, товарища наместника Н.С.Зубова, в котором великий русский писатель провел свое раннее детство и который описан в его замечательных книгах.
Но липовая аллея по Тукаевской улице имеет отношение к славной семье Аксаковых не только потому, что на ней располагался комплекс губернаторских зданий, построенных первым уфимским гражданским губернатором Г.С.Аксаковым, и что она заканчивается около дома, в котором великий русский писатель провел свое раннее детство (дом, в котором он родился, стоял на территории нынешнего сада им. С.Т. Аксакова, но сгорел еще в XVIII  веке). Она имеет самое прямое отношение к этой семье еще и потому, что была заложена  Софьей Александровной Аксаковой, женой Григория Сергеевича Аксакова, и вплоть до Октябрьского переворота 1917 года, а в народе и позже, ласково называлась Софьюшкиной аллеей.
Войдя в Аксаковскую семью, Софья Александровна оставила в сердцах уфимцев добрую память о себе.  С. А. Венгеров писал о ней: «Сила этой семейной любви была так велика, что заражала и тех, которые примыкали к ней и позднее. Так жена Григория Сергеевича была не просто невестка, а стала настоящей дочерью!..»
Приехав в Уфу, Софья Александровна столкнулась с тем, что в городе нет здания театра, заезжие труппы время от времени дают представления в актовом зале Дворянского собрания. И с первых же дней жизни в Уфе Софья Александровна повела работу по сбору благотворительных средств на строительство здания театра, а  не по выколачиванию их с помощью мужа из губернского бюджета. Она попросила лишь отвести место под здание театра, и оно было отведено в квадрате нынешних улиц Матросова, Цюрупы, Тукаевской и бывшей Большой Ильинской… Ею была продумана целая программа по сбору благотворительных средств: устраивались концерты, вечера, утренники, особое место занимали  благотворительные губернаторские балы, на которых светские дамы вели распродажу билетов, устраивали лотереи, аукционы.
И нужная сумма была собрана в короткий срок: всего лишь в январе 1861 года Григорий Сергеевич представил Софью Александровну уфимскому обществу, а уже в ноябре было построено благоустроенное деревянное здание городского театра с бельэтажем,  бенуаром, галеркой. В нем было отопление, потому театр мог действовать круглогодично, сцена оснащена механическим оборудованием. Многотрудная и неустанная деятельность Софьи Александровны и всех ее помощниц увенчалась успехом и была вознаграждена: 13 ноября 1861 года на сцене городского уфимского театра была дана пьеса Гоголя «Ревизор». И в ноябре 2011 года мы вправе отметить 150-летие первого театра Уфы. Но театром  деятельность С.А. Аксаковой не ограничилась. По ее инициативе казенное шестиклассное женское училище было преобразовано в Мариинскую женскую гимназию, которой она стал попечительницей. Была продолжена практика благотворительных концертов, деньги, собранные на них, шли на содержание детского приюта, оказание помощи погорельцам Архиерейской слободы…
    Но липовая аллея по Тукаевской улице, заложенная С.А.Аксаковой, является не только уникальным памятником истории, но и единственной в городе аллеей классического типа. Деревья на ней высажены в шахматном порядке по двум параллельным линиям с двух сторон неширокой пешеходной дорожки. Вдоль параллельной высадки значительная зеленая зона, ограниченная со стороны проезжей части рядами плодовых деревьев – яблонь, груш, а также  кленов, берез и рябин. Такая продуманная планировка создает необыкновенную красочную палитру аллеи: с ранней весны – поры цветения яблонь, груш и лип - до золотых и багряных осенних листопадов. Протяженность аллеи (680 метров) при неспешном гулянии позволяет с удовольствием насладиться этой красотой.
 Что же ныне представляет собой «Софьюшкина» аллея? При «губернаторе» Шакирове пошло поветрие уничтожать металлические парковые и садовые решетки города. Лишились решеток скверы и аллеи. Вместе с решетками, многие из которых представляли собой произведение искусства,  город покинули гнездящиеся в его парках и скверах птицы, не стало закоулков, где они могли бы гнездиться. Так была уничтожена ограда бывшего Ушаковского парка, а красивая чугунная ограда Пушкинской аллеи у Аксаковского народного дома  заменена серым каменным бездушным парапетом (В это время в Екатеринбурге, тогда еще Свердловске, издается монография  «Узор оград чугунных», посвященная старинным чугунным оградам города и области). Позже, уже после  «губернатора» Шакирова эта участь постигла и Софьюшкину  аллею. В самом верху аллея еще имеет сколько–нибудь нормальный вид, ее пешеходную дорожку даже выложили плиткой, потому как мимо начала аллеи пролегает путь в Дом Республики, и негоже важным гостям, в том числе иностранным, показывать ее неприглядный вид.  Ниже же, оставшаяся без ограды,  она практически вытоптана.  Не без основания гордящиеся красотой своего города, но не шибко обремененные культурой уфимцы, пользуясь отсутствием какого-либо ограждения, проложили по ней вдоль и поперек десятки троп и тропинок, асфальт на пешеходной дорожке весь в  ямах, его не обновляли десятки лет. Можно, конечно, предъявить претензии к управлению зеленхоза, на балансе которого находится аллея. Но вот картина мая–июня нынешнего года: работники зеленхоза завезли свежую землю, покрывают ею протоптанные вдоль и поперек тропинки, сеют траву. И, нисколько не обращая на них внимания, по этим свежим посевам «особо культурные» уфимцы, порой перешагивая через грабли и лопаты озеленителей,  прокладывают новые тропы. А преуспевающие и не очень преуспевающие представители теперь уже капитализма  с человеческим лицом, клиенты соседнего Социвестбанка, считая себя хозяевами жизни,  без зазрения совести тут же, на свежей земле, паркуют свои автомобили.
Наш город действительно красив и, несомненно, один из самых красивых городов не только России, хотя о культуре его, мягко скажем,  отдельных граждан пока приходится говорить с большой оговоркой.
Давайте приведем Софьюшкину аллею  в порядок, как в свое время привели в порядок сад им. С.Т.Аксакова, и он стал гордостью города! Я уж не говорю о том, что по ней в конце сентября, в пору листопада, когда она особенно красива, к Мемориальному дому-музею С.Т.Аксакова идут гости Международного Аксаковского праздника; гости со всего мира идут по ней в соборную мечеть и в Центральное  духовное управление мусульман России. В конце концов аллея упирается в сад им. Салавата, он относительно  ухожен, но что представляет собой «ничейный» склон от него к Белой: классическая свалка! И, простите, ставший популярным у молодоженов сад, куда они едут большими кортежами после дворца бракосочетания, не имеет туалета: по пятницам и субботам многочисленные свадьбы буквально осаждают Мемориальный дом-музей С.Т.Аксакова: пустите хотя бы невесту!
Вообще, странно, что этот уголок  исторической части города рядом с Домом Республики, со зданием Госсобрания остался запущенным. Давайте приведем его в порядок! Давайте приведем в порядок аллею по Тукаевской улице, вернув ей отнятое  или несправедливое  забытое доброе и ласковое имя: Софьюшкина аллея, обозначив ее начало мемориальным знаком! И сделаем это бережно и аккуратно, с уважением к истории. Надо сказать, что в последнее время в Уфе, не в пример недалекому прошлому, научились деликатно «цивилизовывать» город. В Уфе сейчас расширяют проезжую часть многих старинных улиц. Было опасение, что это убийственно ударит по облику  исторической части города.  Но, редкий случай, когда целесообразность или крайняя нужда (город задыхался в автомобильных пробках)   не помешали красоте, все пока сделано на редкость деликатно и аккуратно: по крайней мере, моя душа автомобилиста не противоречит моей душе краеведа. Правда, город потерял много деревьев. Потому нужно вдвойне беречь парки, аллеи и скверы и, продолжая расширять проезжую часть улиц,  ни в коем случае не трогать их! А уже есть попытка расширить проезд за счет Софьюшкиной аллеи. Она незначительна и тоже пока деликатна, но не было бы соблазна в будущем расширить за счет нее Тукаевскую улицу.
Наверное, нужно вернуть аллее невысокую ажурную металлическую решетку или хотя бы огородить ее достаточно высоким бордюром-парапетом, не позволяющим парковать машины на аллее и   вытаптывать ее, устраивая  вдоль и поперек пешеходные тропы.

Чванов М.А., директор Мемориального дома-музея С.Т.Аксакова,председатель Аксаковского фонда,Почетный гражданин Уфы., В память о Софье Александровне Аксаковой.

 

 

 

 

Яндекс.Метрика