официальный сайт

К юбилею охотничьих книг С.Т. Аксакова

«Противоестественное воспитание, насильственные понятия, ложное направление, ложная жизнь – все это вместе стремится заглушить мощный голос природы и часто заглушает или дает искаженное развитие этому чувству… Деревня, мир, тишина, спокойствие!

Безыскусственность жизни, простота отношений! Туда бежать от праздности, пустоты, недостатка интересов; туда же бежать от неугомонной, внешней деятельности, мелочных, своекорыстных хлопот, бесплодных, бесполезных, хотя и добросовестных мыслей, забот и попечений… Природа вступит в вечные права свои, вы услышите ее голос, заглушенный на время суетней, хлопотней, смехом, криком и всею пошлостью человеческой речи! Вместе с благовонным, свободным, освежительным воздухом вдохнете вы в себя безмятежность мысли, кротость чувств, снисхождение к другим и даже к самому себе. Неприметно, мало-помалу рассеется это недовольство собою, эта презрительная недоверчивость к собственным силам, твердости воли и чистоте помышлений – эта эпидемия нашего века…» Как сегодня современно и актуально воспринимаются слова великого русского писателя, нашего с вами земляка, С.Т.Аксакова, написанные сто шестьдесят лет назад в 1847 году в предисловии к книге «Записки об уженье».

Книга эта замечательна во всех отношениях. В середине 19 века на русском языке о рыболовстве не было напечатано ни строчки, хотя на французском и английском языках подобной литературы было достаточно много. В Лондоне даже существовало общество охотников до ловли рыбы удочкой. Аксаков в этом плане оказался новатором. В наши дни его охотничьи книги востребованы у любителей и профессионалов рыбалки и охоты, а также у ценителей высокохудожественной литературы о природе и человеке, как части ее. В 1997 г. в США вышел перевод «Записок об уженье». Переводчик Томас Ходж очень высоко оценил достоинства «Записок…» и поместил эту книгу Аксакова в один ряд с книгой Эрнста Хеменгуэя «Старик и море», с произведением «Уолден, или жизнь в лесу (1854 г.) современника Аксакова Генри Торо, а также с книгой нашего современника Нормана Маклина «Там, где течет река» (1976 г.), по которой в 1990-е гг. был снят великолепный фильм, и пр.

В отличие от других авторов, писавших на эту тему и ранее, и позже Аксакова, его «Записки…» истинное произведение искусства. Близко знавший Аксакова А.С.Хомяков заметил: «Читатель брал книгу… без ожидания художественного наслаждения, а просто в надежде узнать кое-что об искусстве ужения… и потом, вчитываясь, он со странным удивлением замечал, что ему все занимательнее становится предмет.., милее самые рыбы, от пошлого пескаря до редкого лоха. Нашлись люди, которые догадались, что тут скрывалось искусство, и искусство истинное».

В московских кругах Аксаков бы известен как замечательный рассказчик. Вечерами, после добротного обеда, друзья, затаив дыхание, слушали его рассказы о приключениях на охоте, рыбалке, о заволжской природе, о прежней жизни. Юрий Самарин вспоминал, «с каким напряженным вниманием Гоголь упивался ими, и на лице его видно было такое глубокое наслаждение, которого он и сам не в состоянии был выразить словами». Именно Гоголь на правах близкого друга на протяжении ряда лет требовал, чтобы Аксаков взялся за перо. С особой любовью, по словам Аксакова, Гоголь следил за написанием его охотничьих записок. После обеда он мог вдруг сказать: «А что бы куличка прочесть?» Он даже желал, чтобы герои второго тома «Мертвых душ» были у него столь же живыми, как птицы в книге Аксакова.   

В марте 1852 года книгу увидел российский читатель. Тургенев, автор «Записок охотника» и сам страстный охотник, писал в рецензии об особом чувстве природы у Аксакова, который смотрит на нее «ясно, просто и с полным участием, не подкладывая ей посторонних намерений и целей». «Когда я прочел, например, статью о тетереве, - замечает Тургенев, - мне, право, показалось, что лучше тетерева жить невозможно… Если б тетерев мог рассказать о себе, он бы, я в этом уверен, ни слова не прибавил к тому, что о нем поведал нам Аксаков».

Другая, менее важная сторона этих книг – их научная составляющая. Не случайно они имели громадный успех в кругу ученых-натуралистов. Очень точны и достоверны иллюстрации, которые были помещены во второе издание «Записок ружейного охотника». Работая над книгами, Аксаков консультировался у своего хорошего знакомого Эдуарда Эверсманна – европейского уровня ученого, профессора кафедры ботаники и зоологии Казанского университета. Другой знаменитый ученый и друг писателя К.Ф.Рулье собственноручно подобрал для иллюстраций политипажи и написал к ним примечание. Аксаков без ложной скромности заявлял, что его «Записки…» - это не только «отрадное чтение для охотников… – оно было бы полезно для естественных наук». В январе 1858 г. в России начал выходить журнал «Охота». Редактор журнала во вступительной статье объявил читателям, что Аксаков и Рулье обещали содействовать изданию и добрым советом и делом. По мере возможностей Аксаков свое обещание выполнил, публикуя на страницах журнала свои стихи об охоте и статьи.

В 2012 году исполняется 160 и 165 лет «охотничьим» книгам великого русского писателя Сергея Аксакова. Мемориальный дом-музей писателя, Аксаковский фонд объявляет конкурс на лучший рассказ или стихотворение и обращается к подписчикам «Охотничьей газеты» и ко всем ценителям и любителям природы отметить эти даты по-особенному, написав собственное наблюдение, собственное размышление о природе и человеке, собственную, наконец, охотничью байку.

Иванова Г.О., старший научный сотрудник Мемориального дома-музея С.Т. Аксакова  в Уфе

Яндекс.Метрика