официальный сайт

Инновации для музея С.Т.Аксакова

На одном из вечеров из цикла «Тепло Аксаковского дома» член Попе-чительского совета Аксаковского фонда генеральный директор Приборо-строительного завода из г. Трехгорного Челябинской области Михаил Ива-нович Похлебаев, приехавший в музей встретиться с его очередным гостем: летчиком-космонавтом, дважды Героем Советского Союза, председателем Федерации космонавтики России Владимиром Васильевичем Коваленком, чтобы договориться о поездке ребятишек из Трехгорного в Байконур на оче-редной космический пуск, обратил внимание на стоящий на столе в кабинете директора музея небольшой бюст С.Т.Аксакова из красной обожженной глины.

- Работа заслуженного художника Тамары Павловны Нечаевой, - пояс-нили ему. - Помните памятник С.Т.Аксакову около Аксаковского народного дома, здания Башкирского государственного театра оперы и балета, в про-шлом году на Международном Аксаковском празднике вы в числе других почетных гостей возлагали к нему цветы? Памятник - увеличенная во много раз копия этого бюста, после кончины Тамары Павловны его обнаружили в ее мастерской. Нам рассказали, что она сожалела, что в свое время не уда-лось перевести его в гипс или в металл…

- А вы не можете дать его на какое-то время к нам на завод? Через ме-сяц, второй мы его вернем.

…?

- Пока не скажу. Пусть будет сюрпризом.

Через два месяца в дворце культуры «Икар» г. Трехгорного на откры-тии выставки Аксаковского фонда цветных фотографий «царского фотогра-фа» С, М. Прокудина-Горского, восстановленных в реставрационной ма-стерской уфимца Б.И. Конюхова, мне торжественно вручили бюст С.Т.Аксакова работы Т.П.Нечаевой, выполненный в чугуне в технике Кас-линского художественного литья. Художественное чугунное литье возникло на Урале в XVIII веке, практически на заре горно-заводского дела Урала: в Каслях, Кусе, Невьянске, Тагиле, но так как наиболее развитие оно получило в Каслях, со временем, независимо от места производства, за пределами Ура-ла стало называться Каслинским. К началу XIX века невероятное искусство каслинских формовщиков, чеканщиков – достигло наивысшего расцвета.

Ажурное художественное литье, всевозможные «фигурки», как их называли мастера в обиходе, из жизни и быта уральцев и, наконец, изумительные ко-пии с работ французских мастеров – все это дало возможность принимать участие во всемирных выставках в С.Петербурге, а потом и в Вене, Сток-гольме, а в 1900 году на Всемирной выставке в Париже, где каслинцам был вручен хрустальный кубок «Гран–при» и Большая Золотая медаль за чудес-ное творение – чугунный «Павильон» и скульптуру Е. Лаверецкого «Рос-сия». При Каслинском заводе открывается школа художественного литья, при советской власти это – ПТУ, где молодежь обучалась искусству формов-ки, чеканки, уникальной матовой окраске.

И вот Мемориальному дому-музею С.Т. Аксакова в Уфе был подарен бюст С.Т.Аксакова, выполненный с авторской копии Т.Нечаевой в технике Каслинского чугунного литья. В этом подарке-сюрпризе не было бы, навер-ное, ничего необычного, если этот подарок сделал бы директор Каслинского завода художественного литья. Но, увы, знаменитый завод в Каслях еще в незабвенные для России лихие 90-е годы прошлого века, сначала был разо-рван-разворован на несколько ООО, то и дело менялись собственники-временщики, которые самым ценным на заводе считали оборудование и то только в качестве металлолома, и по этой причине завод вскоре вообще при-казал долго жить, художественное училище при нем, разумеется, закрылось, старые мастера доживали на пенсии или ушли в мир иной, не передав свой уникальный опыт молодежи, более молодые разбредались, разъезжались в поисках пропитания, и технология уникального художественного промысла: пластичного литья из вроде бы совершенно непластичного чугуна, а особен-но патины - уникальной матовой окраски были утеряны. По этой причине статуэтки Каслинского художественного литься, которые еще недавно можно было запросто недорого купить в художественных салонах, сейчас можно приобрести только в антикварных магазинах за баснословные деньги: у ну-воришей сейчас мода на них, они похваляются добытыми статуэтками друг перед другом. А чтобы сделать их модными, супердорогими, престижными, всего-то и надо было: уничтожить уникальный завод и пустить по миру уни-кальных мастеров.

Так считалось: технология уникального Каслинского художественного литья из чугуна утеряна и, скорее всего, безвозвратно. Но, к счастью, оказа-лось, что это не совсем так. У нас в стране существует система закрытых го-родов, некоторых из них до недавнего времени даже на картах не было. Как правило, они так или иначе связаны с производством ядерного оружия, в си-лу секретности они не раз меняли свои названия, в них в свое время были со-

браны мозги и золотые рабочие руки со всех концов великой страны. В годы «перестройки» дорвавшиеся до власти так называемые либеральные демо-краты, а на самом деле криминально-политические братки, в ошалело-торопливом воровском дележе страны, к счастью, то ли на время забыли про эти города-заводы, по-прежнему отрезанные от внешнего мира сверхсек-ретностью и колючей проволокой, то ли просто не знали об их существова-нии, а скорее, по причине, что не знали, куда и по какой цене продать-пристроить атомные бомбы. По этой причине на этих заводах инженеры и рабочие порой годами не получали зарплаты, зеков за колючей проволокой, в отличие от них, в лагерях и тюрьмах кормили. И вот оказывается, что в этих закрытых городах-заводах, своего рода градах Китежах, державно мыслящие мужи-руководители сумели сохранить не только производство ядерного оружия, благодаря чему, без преувеличения сказать, Россия ныне существует как суверенное государство, а мир спасен от Третьей мировой войны, но и спасли и кое-что еще, вроде бы не имеющее никакого отношения к производ-ству ядерного оружия и безопасности страны. И оказалось, что технологию уникального, известного на весь мир Каслинского чугунного художественно-го литья спасли в одном из самых закрытых городов России - в г. Трехгор-ном на Южном Урале, который в силу сверхсекретности то и дело менял свое имя, одно время он был Златоустом-20, перед тем, как стать Трехгорным - Златоустом-36, и его, разумеется, не было на географических картах, и даже сверху он был прикрыт своеобразным космическим зонтиком, а одной из причин, что в свое время место для его строительства было выбрано в этой горной котловине, что это самое облачное место на Урале, тогда спутников еще не было, прятали город от самолетов, и именно рассмотреть его сверху стремился американский самолет-шпион, ведомый Пауэрсом. А все дело в том, что именно здесь бы спрятан от посторонних глаз завод по производству ядерных боеприпасов (знаменитый Саров или Арзамас-16 к тому времени, создав первую, еще неподъемную для самолетов, атомную бомбу РДС-1, стал лишь центром теоретических разработок и громоотводом для иностран-ных разведок, и именно здесь, в будущем Трехгорном была изготовлена пер-вая атомная авиационная бомба РДС-4 с кодовым названием «Татьяна». Все-го через два с половиной года после того как был вбит первый колышек на месте будущего завода: 24 января 1952 года И.В. Сталиным было подписано постановление о строительстве завода, а 1 августа 1955 года первая атомная бомба была собрана, и уже в следующем, в 1956 году завод приступил к вы-пуску боеголовок к межконтинентальным баллистическим ракетам. И если первый директор завода Константин Арсеньевич Володин жизнь положил, чтобы Советский Союз догнал США в ядерном вооружении, были даже вре-

мена во время ядерной гонки, когда инженеры-конструкторы и рабочие заво-да не выходили из цехов неделями, и заснувших за станками отливали водой из брандспойта, то уже второй генеральный директор Александр Георгиевич Потапов, впоследствии ставший Героем Социалистического Труда, лауреа-том Ленинской премии, еще при Константине Арсеньевиче Володине, бу-дучи главным инженером, стал подумывать о конверсионной продукции, и прежде всего о том, что людям, связанным с производством ядерного ору-жия, нужна, кроме хорошей зарплаты, какая-то духовная отдушина. Обладая высокой духовной культурой, он считал, что человек, что ни делал бы, дол-жен приобщаться к прекрасному, иначе он потеряет человеческую сущность. При А.Г. Потапове город обрел детские сады, школы, библиотеки, дворец культуры «Икар», детский оздоровительный лагерь в Крыму… В народе до сих пор говорят, что если бы в 90-е годы директором Трехгорного был А.Г. Потапов, завод безболезненнее пережил бы разрушительную «перестройку», Александр Георгиевич нашел бы выход из создавшегося положения. Человек высокой культуры, он старался приобщить к ней своих подчиненных, в этом его прямой последователь нынешний генеральный директор Михаил Ивано-вич Похлебаев. С его приходом на завод, а точнее, с возвращением, потому как хотя и числится в его паспорте местом рождения город Златоуст, всю свою сознательную жизнь он прожил в Трехгорном или так или иначе был связан с ним. С его возвращением город зажил полноценной духовной жиз-нью, гостями города стали выдающиеся представители русской культуры, писатели, артисты, и, пользуясь колючей проволокой, он принципиально не пускает в город пошлую попсу. Уж точно, что господин Марат Гельман не «распилит» местный бюджет своими сатанинскими «культурными» проек-тами, которые почему-то взяла под свое крыло партия «Единая Россия».

Но вернемся к Александру Георгиевичу Потапову. Побывав однажды в Каслях, он был потрясен искусством тамошних мастеров, и у него зародилась идея организовать подобное у себя в Трехгорном, благо город мастерами был не обделен. Задолго до разрушительной «перестройки» Александр Георгие-вич увидел будущую гибель Каслинского художественного литья в силу сра-зу нескольких причин. Оно уже начинало тухнуть, прежде всего, по причине того, что заказы в большинстве своем становились политизированными, как и в классическую скульптуру сюда приходит стиль «девушка с веслом», и к таким заказам у мастеров не лежала душа, а раз не лежала душа, значит, не могла она появиться и в их работах. И уже приходила пора, когда на улице еще социализм, но уже с признаками «человеческого лица», когда народные промыслы ставятся в те же экономические условия, что и заводы и фабрики,

основным показателем становится прибыль, а откуда ей быть, если из народ-ного промысла ушла душа, а народ стал нищим, ему лишь на хлеб-соль как-то заработать, и постепенно один за одним гибнут по всей России уникаль-ные народные промыслы, такая же участь ждала и Каслинское художествен-ное литье из чугуна. Глубинным внутренним чутьем, инстинктом Александр Георгиевич Потапов определил, что всемирно известное Каслинское литье ждет печальная участь. В 1978 году он приглашает для совета инженера-металлурга с 20-летним стажем Лидию Терентьевну Мирошник: возможно ли при наших уникальных технологических возможностях и уникальных ма-стерах-литейшиках создание на заводе производства художественного чу-гунного литья, аналогичного Каслинскому и на его основе организацию му-зея? Рано или поздно, придет время, когда город откроют, и мы должны по-казать миру не только атомную бомбу.

Она решилась возразить:

- Но это ведь совсем другое. Это ведь не просто уникальное литье, это искусство. Они ведь и проходит-то по министерству культуры. Что касается музея: небольшой музей организовать мы, наверное, можем. Но с большим трудом, наши-то ведь почти все приезжие. Было ведь даже постановление: в силу секретности не набирать рабочих на завод в радиусе ближе 50 километ-ров. Только если по домам соседних городов: Юрюзани, Катав-Ивановска поискать.

- Что касается музея, я глубоко уверен, что на нашем суровом заводе должно что-то быть для душевной разгрузки. В других закрытых городах есть театры, картинные галереи, у нас в силу особой секретности всего этого нет. Это, во-первых. Во-вторых, рано или поздно нам нужно будет перехо-дить на гражданскую продукции. А начинать лучше всего с прекрасного, по-тому что это вечное. А в третьих, недавно я был в Каслях, художественное литье там гибнет, его нужно спасать… А что касается создания музея, по до-мам мы не пойдем, не будем обирать людей. Я был во многих музеях стра-ны, начиная с Эрмитажа. Каслинское литье практически везде есть, но прак-тически везде нужна реставрация. Но у музеев нет денег на нее, и нет масте-ров, способных реставрировать. А наш представитель будет ездить по музеям и предлагать свои услуги. А ему будут говорить: у нас нет денег. А он в от-вет: мы бесплатно, в качестве платы ваше письменное разрешение сделать копию для нашего музея…

С этого все и началось. Было дано задание отделу кадров завода, не очень-то афишируя, в напряженной ядерной гонке наверху могут, мягко го-

воря, не похвалить за эту инициативу, пригласить в Трехгорный с предостав-лением жилья мастеров из Каслей, и не просто мастеров, а признанных ма-стеров-художников. Первым в ноябре 1979 года приехал, или как говорят в Трехгорном, «заехал» скульптор, мастер чеканщик Александр Петрович Ра-ков. Он сразу же загорелся идеей А.Г.Потапова, в Каслях уже затухало, впе-реди было неопределенное будущее. За ним также, не афишируя, в феврале 1980 года перетянули в Трехгорный формовщика Александра Федоровича Бушихина. Технологические возможности литейного цеха Приборострои-тельного завода в Трехгорном поразили их и придали им новые силы. Обго-ворили, с чего начинать. Завезли нужные материалы. Начали делать оснаст-ку, и первой такой ласточкой была пресс–форма для литья по выплавляемым моделям. Первой опытом была - «Девушка с кувшином» работы француз-ского художника XVIII века Энгра. Получилось. Потом стали формовать скульптуру «Хозяйка Медной горы» работы А.Чиркина. За 5 лет было вы-полнено более 80 реставрационных работ, в том числе отреставрировали очень сложную композицию «Франко–русский союз» работы Р.Баха. Эту ра-боту не побоялся, предложил отреставрировать, правда, уже после продол-жительной совместной работы, увидев первые результаты, директор Сверд-ловской картинной галереи, На реставрацию этого произведения искусства ушло полтора года.

Еще через какое-то время без лишней огласки «заехал» в Трехгорный молодой мастер–чеканщик Николай Викторович Рашевский. Он только что с повышенным разрядом закончил училище при Каслинском заводе и был оставлен при училище модельщиком художественного литья. Еще работая в Каслях, они вместе с Александром Раковым участвовали в выставках на ВДНХ, не однажды получая памятные медали. Теперь их вместе с Лидией Терентьевной Мирошник было уже четверо. Началась интенсивная работа.

В 1980 году музей открыли. Это был праздник не только всего завода, но и всего города, хотя доступ в музей был ограничен.

А мастера Каслинского художественного чугунного литья, хотя по пра-ву теперь его можно было называть Трехгорным художественным литьем, набирали силу. Они были признанны специалистами Министерства культуры СССР. Александру Петровичу Ракову была присвоена 3 категория реставра-тора СССР. Помещение музея пришлось расширить. Александр Георгиевич Потапов – по-прежнему их главный вдохновитель. Он очень тонко разбирал-ся в искусстве, в том числе и в скульптуре. Все привезенные для реставра-ции работы показывали сначала ему. Он не хуже искусствоведов оценивал,

стоящая ли это вещь, или просто поделка. Изумительный человек, эрудит, до предела занятый своей сверхответственной государственной работой, он всегда выкраивал время теперь уже для мастерской художественного литья. Можно сказать, что он был членом ее коллектива. В мастерской и в музее он отдыхал душой. После его смерти мастера долго не могли вернуться к твор-ческому накалу, темпу работы, к которым он их приучил.

С этой маленькой реставрационной мастерской и началось конверси-онное направление так называемого Приборостроительного завода в Трех-горном. Это сейчас он выпускает оборудование по радиационному контролю всевозможных атомных объектов, узлы атомных электростанций, в том числе для иранского Бушера, контрольно-измерительную аппаратуру для нефтяной и газовой промышленности, медицинское оборудование, даже малозатрат-ные коттеджи, хотя нынешняя политика США и НАТО по отношению к Рос-сии по-прежнему не дает расслабляться и в основном производстве. И глубо-ко символично, что наряду с производством ядерного оружия здесь налажено уникальное производство покрытий церковных куполов из специальных сплавов, которые до этого применялись только в космической промышлен-ности и в промышленности ядерного оружия.

Производственное объединение «Конверсия» было организовано в Трехгорном в 1992 году: военное производство в то время резко сокраща-лось, и участок специального покрытия «изделий», так на заводе со времен сверхсекретности называют атомные и водородные бомбы, боеголовки стра-тегических ракет, электронную начинку к ним, оставался без работы. Встал вопрос о его закрытии. Начальник лаборатории покрытий в службе главного технолога С.Ипатов предложил попробовать создать хозрасчетный участок. Предусматривалось на первых порах покрытие изделий из пластмасс, часов, ложек. Это, конечно, не спасало Трехгорный, но с чего-то нужно было начи-нать. А потом пришла идея - покрытия специальным составом церковных куполов. Первая отечественная атомная бомба была создана в Сарове, обите-ли святого преподобного Серафима Саровского, в городе, который в силу секретности и отношению советской власти к Преподобному, был переиме-нован в Арзамас-16. Некоторые полагают, что это было осквернение святых мест. Но, может, не случайно Господь определил или попустил местом со-здания первой отечественной атомной бомбы, без преувеличения сказать, спасшей Россию от уничтожения, а весь мир - от Третьей мировой войны, именно Саров? И, может, в свою очередь, не случайно, что именно в Трех-горном, городе, серийно производящем ядерное оружие России, родилась идея - вложить посильную лепту в дело духовного возрождения России, без

которого невозможно возрождение и экономическое? Мы знаем, как трудно восстанавливаются и встают храмы, и долгое время они из-за недостатка средств стоят без куполов и колоколов, и трехгорцы могут своей уникальной в то же время сравнительно недорогой технологией помочь этому делу, а значит делу духовного возрождения России. Сначала в Трехгорном скрупу-лезно изучили старую, дореволюционную технологию покрытия церковных куполов. Раньше купола покрывали или просто медью или медью с золотом. Через десять-пятнадцать лет их было нужно обновлять. Трехгорцы предло-жили современнейшую технологию на основе ноноплазменного покрытия нитридом титана в ваакумных установках практически любых материалов, в том числе и нержавеющей стали.

Трехгорцы предложли несколько вариантов «золочения» куполов. Просто нитридом титана – это долговечнее. Золотом – насыщеннее по цвету, в темноте светится ярче, но дороже, а также комбинацией нитрида титана с золотом. Они гарантируют относительную дешевизну и долговечность по-крытия, в зависимости от вариантов, от 50 до 100 лет.

Экзаменом стал Храм Христа Спасителя в Москве. Его купола покры-ты по особой технологии, какой нет нигде в мире: первый слой – нитрид ти-тана, второй – тонкая пленка золота. Но трехгорцы предложили и уникаль-ный вариант покрытия кровли храма. В связи с этим пришлось решить нема-ло проблем. Было предложено 8 вариантов специальных покрытий, архитек-торы остановились на одном - под старую медь. Кстати, трехгорцы имеют прямое отношение к восстановлению Храма Рождества Богородицы в Уфе: его купола покрыли нитридом титана мастера из Трехгорного.

Но начиналась конверсия на заводе в Трехгорном со спасения и разви-тия Каслинского художественного литья из чугуна. Создан уникальный му-зей уникального художественного промысла, может, подобного музея боль-ше нет в России, в нем больше 400 экспонатов, созданных за 30 лет мастер-ской художественного литья. И возглавляет коллекцию знаменитая компози-ция Е.Лаверецкого «Россия», поразившая в свое время Париж.

Всякий, кто по долгу службы или по другим обстоятельствам по спе-циальным пропускам попадает в Трехгорный, кто удостаивается чести по-бывать в заводском музее, разумеется, поражается его экспонатам: некото-рым из рассекреченных «изделиям»- образцам ядерного оружия, и не менее поражается залом Каслинского или Трехгорского художественного чугунно-го литья. В последние месяцы в рамках программы встреч-вечеров «Акса-ковский фонд представляет» по договору о сотрудничестве между Аксаков-

ским фондом и Приборостроительным заводом, возглавляемым человеком высокой культуры, прямым продолжателем дела Александра Георгиевича Потапова во всех его ипостасях, Михаилом Ивановичем Похлебаевым, в Трехгорном побывали народные артисты России Александр Яковлевич Ми-хайлов и Николай Петрович Бурляев. И трудно сказать, кому больше нужны были эти встречи: трехгорцам, отгороженным на всякий случай от остально-го мира колючей проволокой, или народным артистам и общественным дея-телям, в последние десятилетия несколько уставшим в борьбе за будущее России. Они убедились, что есть еще порох в пороховницах, к тому же люди, производящие этот «порох» еще спасают и развивают отечественное искус-ство. На XXI Международном Аксаковском празднике замечательный дет-ский театр «Открытый книга» Центральной детской библиотеки им. С.Т.Аксакова г. Трехгорного, несомненно, одной из лучших детских библио-тек России, показал свой замечательный спектакль «Аленький цветочек» в Уфимской Аксаковской гимназии. Так как не все желающие могут попасть в Трехгорный и посмотреть удивительную коллекцию Каслинского художе-ственного литья, сейчас обсуждается возможность выставки из коллекции заводского музея за пределами г. Трехгорного: то ли в рамках XX Междуна-родного Аксаковского праздника, то ли в рамках Международного кинофо-рума «Золотой Витязь».

А подаренный Мемориальному дому-музею С.Т.Аксакова бюст работы Т. П. Нечаевой воплощен в металл по технологии Каслинского художествен-ного литься мастером-чеканщиком Николаем Викторовичем Рашевским, до-стойным учеником, к сожалению, уже ушедшего в мир иной Александра Петровича Ракова (светлая ему память!) и в свою очередь уже учеником Николая Викторовича Рашевского умельцем на все руки Виталием Владими-ровичем Дудиным, который родился не раньше не позже как в 1980 году, в год открытия музея, в славном г.Трехгорном, в котором особый статус имеет праздник «Дня защитника Отечества». В нынешнем году, куда мы приехали на этот славный праздник на снегоходах, перевалив уральские хребты, Ми-хаил Иванович Похлебаев, поднявшись на импровизированную трибуну, ко-ротко сказал: «В других городах в это день чествуют нынешних солдат, вете-ранов, а у нас весь город с мала до велика – защитник Отечества. Пока есть мы – жива Россия!».

На сей день кроме подаренного музею С.Т.Аксакова существует всего два экземпляра отлитого в чугуне нечаевского бюста: второй подарен Цен-

тральной городской детской библиотеке им. С.Т. Аксакова г. Трехгорного, третий пополнил коллекцию заводского музея.

М.Чванов

На снимке:

Н.В.Рашевский (слева) и В.В.Дудин с выполненным ими в уникальной технологии Каслинского литья бюстом С.Т.Аксакова

Фото А. Еремина

innovacii

«Вечерняя Уфв». 25 июля 2012 г.

Яндекс.Метрика