официальный сайт

Творчество

Автобиографическая трилогия С.Т. Аксакова

"Семейная хроника" (1856), "Детские годы Багрова-внука" (1858), «Аленький цветочек» (1858), Воспоминания"(1856).

В 40-х годах претерпевает коренные изменения тематика творчества С.Т. Аксакова. Он приступает к созданию «Семейной хроники». История написания этого произведения растянулась почти на полтора десятилетия. Начало работы над ним относится к 1840 году. Но вскоре Аксакова отвлекло от нее написание записок о рыбалке и охоте. Хотя он и не переставал размышлять о большой мемуарном произведении, но работа над ним возобновилась лишь в 1852 г.

По мере написания, книга публиковалась по частям в периодике: небольшой эпизод из неё появился еще в 1846 г. в «Московском литературном и ученом сборнике». Спустя восемь лет, первый «отрывок» – в «Москвитянине» (1854), четвертый – в «Русской беседе» (1856) и пятый – в «Русском вестнике» (1856). Параллельно Аксаков работал над «Воспоминаниями», которые в 1856 г. под одной обложкой вместе с первыми тремя отрывками «Семейной хроники» вышли отдельной книгой. В том же году Аксаков во 2-е издание добавляет оставшиеся два отрывка, и «Семейная хроника», наконец, принимает свою законченную форму.

При подготовке книги к публикации Сергей Тимофеевич вновь столкнулся с цензурными трудностями, особенно в отношении отрывков «Степан Михайлович Багров» и «Михайла Максимович Куролесов». Но гораздо тягостнее цензурного давления для Аксакова было сопротивление многих родственников, опасавшихся публичной огласки теневых сторон семейной жизни, каких-либо тайн и неурядиц. Многие из упомянутых лиц были еще живы, многие внутренние конфликты сохраняли еще остроту. В итоге о многих событиях Аксаков был вынужден либо умолчать, либо упомянуть вскользь, намеком. Во многом из-за этих же причин Аксаковым не была закончена тематически примыкающая к «Семейной хронике» повесть «Наташа» (1856). В итоге было найдено компромиссное решение: отказаться от подробного рассказа о некоторых событиях и заменить реальные имена персонажей вымышленными.

«Семейная хроника» состоит из пяти отрывков. Первый отрывок посвящен описанию жизни семьи после переезда на новые земли в Уфимское наместничество. Во втором рассказывается драматичная история замужества Прасковьи Ивановны Багровой. В итоге из разнородных и по теме и по стилю повествований складывается удивительно целостная картина провинциальной дворянской жизни конца XVIII века.

События, описанные в «Воспоминаниях» Аксакова происходили в период с 1801 по 1807 гг., в период его обучения в Казанской гимназии и Университете. В отличие от «Семейной хроники», материалом для которой служили преимущественно устные рассказы родных и близких, это произведение построено почти полностью на основе личных воспоминаний Аксакова. Тематически «Воспоминания» так же отличается от «Семейной хроники». Семейная тема отходит на задний план, и сюжетное развитие строится вокруг проблем, неизбежно возникающих в период взросления героя-подростка.

С 1854 по 1856 гг. Аксаков сосредоточено работает над написанием «Детских лет Багрова-внука». Опубликована книга была сразу целиком в 1858 г., лишь небольшой отрывок был напечатан годом раньше в периодике. Хронология ее сюжета восполняет «пробел» между

окончанием «Семейной хроники» и началом «Воспоминаний» и охватывает период биографии Аксакова с 1794 по 1801 гг. «Детские годы Багрова-внука» заслуженно считается одним из лучших произведений, художественно описывающих душевную жизнь ребенка, постепенное, по мере взросления, изменение его мировосприятия.

В качестве приложения к «Детским годам Багрова-внука» Аксаковым была опубликована сказка «Аленький цветочек. Эта литературная обработка известного сюжета о красавице и чудовище, впоследствии, публикуясь отдельно, стала, наверно, самым популярным и издаваемым произведением Аксакова. Особенность ее в живом и непосредственном бытописании, проводившим мысль о целительной силе природы и высокой нравственности патриархального образа жизни (которому следовал и сам Аксаков - мудрый и терпимый друг многих современников, любящий отец четырнадцати детей).

Эту сказку Аксаков услышал еще в детстве во время своей болезни от ключницы Пелагии. Писатель так рассказывает об этом в повести "Детские годы Багрова-внука": "Скорому выздоровлению моему мешала бессонница... По совету тетушки, позвали один раз ключницу Пелагею, которая была великая мастерица сказывать сказки и которую даже покойный дедушка любил слушать... Пришла Пелагея, немолодая, но еще белая, румяная... села у печки и начала говорить, немного нараспев: "В некиим царстве, в некиим государстве..." Нужно ли говорить, что я не заснул до окончания сказки, что, напротив, я не спал долее обыкновенного? На другой же день выслушал я в другой раз повесть об "Аленьком цветочке". С этих пор, до самого моего выздоровления, Пелагея ежедневно рассказывала мне какую-нибудь из своих многочисленных сказок. Более других помню я "Царь-девицу", "Иванушку-дурачка", "Жар-птицу" и "Змея Горыныча".

В последние годы жизни, работая над книгой "Детские годы Багрова-внука", Сергей Тимофеевич вспомнил ключницу Пелагею, ее замечательную сказку "Аленький цветочек" и записал ее по памяти. Впервые она была напечатана в 1858 году и с тех пор стала у нас любимой сказкой. Мемуарно-биографическая трилогия Аксакова занимает уникальное место в русской литературе. Она сразу же была высоко оценена как литературной критикой, так и всей читающей Россией. Каждое из произведений ее составляющих намечало новые пути развития жанра и служило образцом для будущих поколений писателей. До сих пор читателя не оставляют равнодушными стиль и художественные образы аксаковской мемуарно-автобиографической прозы.

Театрально–литературная критика и мемуары С.Т. Аксакова

«Мысли и замечания о театре и театральном искусстве» (1825), «Письма из Петербурга к издателю «Московского вестника» (1828), «Рекомендация министра» (1830), «Ответ на антикритику г-на В. У.» (1829), «Ответ г-ну Н. Полевому» (1829), «Разговор о скором выходе II тома «Истории русского народа» (1830), «Письмо к издателю «Московского вестника» «О значении поэзии Пушкина» (1830), «О заслугах князя Шаховского в драматической словесности» (1830), «Юрий Милославский, или Русские в 1612 году» (1830), «О романе Ю. Жадовской «В стороне от большого света» (1857), "История моего знакомства с Гоголем" (1890), "Биография М. Н. Загоскина" (1853), "Литературные и театральные воспоминания" (1858), «Воспоминание о М. Н. Загоскине» (1852), «Биография М. Н. Загоскина» (1852), «Знакомство с Державиным» (1852), «Яков Емельянович Шушерин и современные ему театральные знаменитости» (1854), «Воспоминание об Александре Семеновиче Шишкове» (1856).

В течение 20 – 30-х гг. основной составляющей творческой деятельности С.Т. Аксакова были переводы, театральная и литературная критика и немногочисленные стихотворения.

До середины 20-х гг. театральная критика в периодической печати в Российской Империи была под запретом. Но к концу десятилетия цензурные ограничения стали ослабевать, и, конечно, страстный любитель театра Аксаков немедленно включился в эту деятельность, став одним из первых русских театральных критиков. В 1825 году в «Вестнике Европы» публикуются его «Мысли и замечания о театре и театральном искусстве», а с 1828 по 1830 он становится постоянным театральным обозревателем «Московского вестника». С середины 1828 г. по его инициативе при этом журнале выходит специальное «Драматическое добавление», в котором он совмещает деятельность автора и редактора. Кроме того, целый ряд статей был им опубликован в 1829 г. в «Галатее» и в 1832 – в «Молве».

Большинство этих материалов были напечатаны анонимно или под псевдонимами, так как Аксаков не мог по этическим причинам открыто совмещать работу цензора и литератора. К настоящему времени выявлены, вероятно, еще далеко не все его театрально-критические работы. Некоторые историки литературы, например, предполагают, что нашумевший цикл театрально-критических статей публиковавшихся в «Молве» в 1833 – 1835 гг., подписанных инициалами П.Щ., также принадлежит его перу.

Заметки Аксакова довольно просты по форме и посвящены главным образом разбору игры актеров, их взаимодействию и соответствию сценических приемов содержанию роли. Много внимания он уделяет борьбе со штампами и устаревшей сценической манерой, декламацией нараспев. Аксаков редко теоретизирует, но, несмотря на это, его эстетическая позиция очень определена и последовательна. В основе ее лежат требования «изящной простоты» и «натуральности». Аксаков одним из первых оценил талант и значение для русского театра М. С. Щепкина и П. С. Мочалова. В 1828 г. после поездки в Санкт-Петербург он опубликовал два «Письма из Петербурга к издателю «Московского вестника», в которых дал замечательную сравнительную характеристику манер игры П. С. Мочалова и В. А. Каратыгина. Идеи, высказанные тогда Аксаковым, позднее были углублены и развиты В. Г. Белинским. В 1830 произошло событие, имевшее серьезные последствия для Аксакова. В первом номере «Московского вестника» был анонимно опубликован фельетон «Рекомендация министра», который очень не понравился императору Николаю I. В связи с этим московским губернатором было произведено расследование. После того, как был арестован цензор, пропустивший фельетон, и опасность нависла над редактором журнала М. П. Погодиным, отказавшимся раскрыть имя анонима, Аксаков явился в полицию и сам заявил о своем авторстве. В III Отделении на него было заведено дело и только благодаря личному заступничеству кн. А. А. Шаховского перед А. Х. Бенкендорфом, Аксаков не был выслан из Москвы.

В литературной биографии Аксакова заслуживает особого упоминания сложная история его взаимоотношений с журналом «Московский телеграф». Издатель его Н. Полевой представлял либеральное направление в русской журналистике и был во многом идейным противником писательского круга, к которому Аксаков принадлежал. Сам писатель занимал позицию, скорее, сочувствующего наблюдателя, чем участника полемики: известно всего несколько статей на эту тему, среди которых: «Ответ на антикритику г-на В. У.» (1829), «Ответ г-ну Н. Полевому» (1829) «Разговор о скором выходе II тома «Истории русского народа»» (1830). Фактом этой полемики стал и демонстративный выход Аксакова 1829 году из членства в «Обществе любителей российской словесности» в знак протеста против избрания членом этого общества Н. Полевого. В ходе полемики с «Московским телеграфом» Аксаковым было опубликовано и «Письмо к издателю «Московского вестника» «О значении поэзии Пушкина» (1830). Заметка эта примечательна тем, что в ней Аксаков не только дал высокую оценку творчеству Пушкина еще при жизни поэта, но и защитил его от несправедливых нападок критики. В 1829 г. вышел из печати известный роман Ф. В. Булгарина «Иван Выжигин», вызвавший бурные споры в литературных кругах. Московские литераторы И. В. Киреевский, М. П. Погодин написали посвященные ему критические статьи. К ним присоединился и Аксаков, опубликовавший в «Атенее» свою статью под псевдонимом Истома Романов. Эта статья стоит особняком в его творчестве и носит во многом концептуальный характер. Писатель формулирует в ней некоторые свои эстетические принципы и понимание жанровых особенностей романа. В 1830г. Аксаков публикует в «Московском вестнике» статью «О заслугах князя Шаховского в драматической словесности» и рецензию «Юрий Милославский, или Русские в 1612 году». Сам он расценивал их как характерные для своего творчества того периода и, поэтому позднее вновь перепечатал их в сборнике «Разные сочинения С. Аксакова» в 1858 г.

Работа над автобиографической трилогией воодушевила Аксакова, и постепенно у него возник замысел написания большого мемуарного произведения, охватывающего период его жизни 20–30-х годов. И хотя замысел этот остался неосуществленным, в ходе работы над ним Аксаков создал целый ряд замечательных по своему художественному качеству мемуарных очерков. В 1852 им написаны «Воспоминание о М. Н. Загоскине», «Биография М. Н. Загоскина» и «Знакомство с Державиным», в 1854 – «Яков Емельянович Шушерин и современные ему театральные знаменитости», а в 1856 – «Воспоминание об Александре Семеновиче Шишкове».

В течение двух лет, с 1856 по 1858 год, он работает над «Литературными и театральными воспоминаниями», которые тематически должны были продолжить мемуарные очерки о Г. Р. Державине, Я. Е. Шушерине и А. С. Шишкове. Публиковались они в нескольких

номерах «Русской беседы», а затем были включены в «Разные сочинения С. Т. Аксакова» (1858). Публикация их была прохладно встречена критикой, в том числе Н. А. Добролюбовым. Аксакова обвиняли в субъективности и пристрастности по отношению к друзьям молодости. Но спустя полтора столетия именно эта черта его творчества стала восприниматься как одно из главных его достоинств.

Огромное значение для истории литературы имеет еще одно воспоминание С.Т. Аксакова – «История моего знакомства с Гоголем». Аксаков познакомился с Гоголем в 1832 году. Это знакомство можно без преувеличения назвать судьбоносным, поскольку именно влияние Гоголя как писателя было одним из важнейших факторов, предопределивших все направление зрелого творчества Аксакова. В истории их взаимоотношений чередовались длительные периоды тесного общения и наоборот взаимного непонимания. При этом Аксаков был одним из первых, кто не просто ценил талант Гоголя, но увидел в нем великого писателя. Смерть Гоголя стала большим потрясением для Аксакова. Почти сразу им было опубликовано в «Московских ведомостях» «Письмо к друзьям Гоголя» (1852) и «Несколько слов о биографии Гоголя» (1853), в которых он призвал с особым вниманием и осторожностью относиться к публикации материалов о его жизни.

Одновременно и сам Аксаков приступил к написанию мемуаров. Однако эта работа вскоре прервалась на некоторое время. Снова Аксаков ее возобновил после ознакомления с «Записками о жизни Н. В. Гоголя» П. А. Кулиша в 1853. С большими перерывами работа над воспоминаниями продолжалась всю оставшуюся жизнь Аксакова, и, к сожалению, так и не была завершена. Сами мемуары охватывают период с 1832 по 1842 год, но к ним была добавлена переписка Аксаковых с Гоголем с небольшими комментариями за все дальнейшие годы. Отрывки из этих материалов были использованы П. А. Кулишем при подготовке своих книг. Полностью «История моего знакомства с Гоголем» была опубликована лишь в 1890 году.

Как и при работе над «Семейной хроникой» Аксаков вынужден был опасаться серьезного противодействия цензуры и непонимания современников, о чем прямо писал в предисловии. Наиболее проблематичным в этом отношении было описание сложных и противоречивых взаимоотношений с Гоголем периода создания им «Выбранных мест из переписки с друзьями».

Последней его литературно-критической работой стала небольшая заметка «О романе Ю. Жадовской «В стороне от большого света» опубликованная в «Молве» в 1857 г.

Охотничья трилогия С.Т. Аксакова

"Записки об уженье рыбы" (1847), "Записки ружейного охотника Оренбургской губернии" (1852), "Рассказы и воспоминания охотника о разных охотах" (1855), «Пояснительная заметка к «Уряднику сокольничья пути» (1855), «Замечания и наблюдения охотника брать грибы» (1856), «Несколько слов о раннем весеннем и позднем осеннем уженье» (1858), «Собирание бабочек» (1858).

В 1845 г. С.Т. Аксакова захватывает замысел – создание книги о рыбалке. В 1846-м он заканчивает над ней работу и в 1847-м публикует под названием «Записки о рыбалке». Произведение написано в форме очерков-зарисовок «бывалого» человека-рыболова. Повествование начинается с описания рыболовных снастей и способов рыбной ловли, а затем автор переходит к характеристике «рыб вообще» и подробно описывает различные породы. Читатели единодушно отмечали и познавательные и эстетические достоинства книги. Она стала событием литературной жизни и заслужила единодушное одобрение литературной критики. В 1854 г. выходит ее 2-е издание, переработанное и существенно дополненное, а в 1856 г. – 3-е прижизненное. Воодушевленный успехом Аксаков в 1849 г. принимается за написание книги об охоте. После трех лет напряженной работы в 1852 г. книга «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии» выходит из печати. Каждая из глав представляет собой законченный очерк. Она содержит в себе описание внешности птиц, различные наблюдения за их повадками. Автор предстает перед читателями в качестве увлекательного рассказчика, интересного собеседника, весело и непринужденно повествующего о всевозможных историях из жизни своих пернатых героев. Книга также приобрела большую популярность, весь тираж был распродан необыкновенно быстро. Отзывы критики были еще более одобрительные, чем на книгу о рыбалке. Среди прочих, замечательную хвалебную рецензию написал И. А. Тургенев. Однако, при подготовке ко 2-му изданию (1853) Аксаков неожиданно столкнулся с серьезным противодействием цензуры. Лишь после напряженной и длительной борьбы ему удалось отстоять книгу.

Книги Аксакова о рыбалке и охоте были очень необычны для своего времени. От многочисленных руководств на эту тематику их отличал, прежде всего, высокий художественный уровень текста. Каждая главка книги представляла собой законченное литературное произведение – очерк, посвященный какому-либо элементу рыболовного и охотничьего снаряжения, тому или иному виду рыбы или птицы. Обращали на себя внимание поэтичные пейзажные зарисовки, меткие, остроумные описания рыбьих и птичьих повадок. Однако, в первую очередь, успеху книг у читателя способствовала особая авторская манера повествования, доверительная, основанная на богатом жизненном опыте и личных воспоминаниях.

В процессе работы над «Записками ружейного охотника» Аксаков задумал издание ежегодного альманаха: «Охотничьего сборника», и в 1853 году подал об этом ходатайство в Московский цензурный комитет. Проект издания был отклонен. Причиной запрета послужила общая репутация семьи Аксаковых как нелояльной к действующей власти. К тому же и на самого С. Т. Аксакова, как на налицо «неблагонамеренное», еще с начала 30-х годов было заведено и регулярно пополнялось личное дело в III Отделении. Пока продолжалась бюрократическая процедура в Цензурном комитете, Аксаков написал более полутора десятка очерков и мелких рассказов о разных видах охоты. В итоге, после

окончательного запрета на издание альманаха, из готовых материалов им был составлен и в 1855 г. опубликован сборник: «Рассказы и воспоминания охотника о разных охотах».

Аксаков и позже, почти до самой кончины, не оставлял этой своей излюбленной темы, изредка публикуя небольшие очерки в периодической печати: «Пояснительная заметка к «Уряднику сокольничья пути» (1855), «Замечания и наблюдения охотника брать грибы» (1856), «Несколько слов о раннем весеннем и позднем осеннем уженье» (1858). В очерке «Собирание бабочек», который Аксаков написал для благотворительного сборника в пользу студентов Казанского Университета, писатель рассказал о том, как он любил с детских лет «натуральную историю», а так же о своих первых ребячьих попытках описывать полюбившихся ему зверьков, птиц и рыб.

Охотничьи книги Аксакова - явление уникальное в истории русской и мировой литературы. Очерки и рассказы о рыбной ловле и ружейной охоте впервые стали фактом «большой литературы», завоевав необычайно широкий круг читателей. В этом цикле произведений Аксаков заявил себя тонким художником, владеющим несметными богатствами народного слова, проникновенным поэтом русской природы. Особенность книг Аксакова состояла в том, что их автор не ограничивался описанием явлений природы, а пытался их осмыслить, объяснить и раскрыть характер птиц и рыб. Книги имели громадный успех в кругах ученых-натуралистов.

Другие произведения С. Т. Аксакова

"Буран" (1833), "Очерк зимнего дня", «Встреча с мартинистами» (1859), Первым заметным опытом в прозе становится его очерк «Буран» (1833). Он был анонимно опубликован в альманахе «Денница» в 1834 г. Примечательно то, что в нем уже намечаются те черты аксаковской поэтики, которые станут характерными спустя два десятилетия. В основе сюжета очерка лежит реальное событие, известное Аксакову со слов очевидцев. В тексте присутствуют замечательные и по поэтичности, и по достоверности описания природы. «Буран» был замечен современниками. В «Московском телеграфе» редактируемом Н. Полевым, не знавшем об авторстве Аксакова, своего идейного противника, была напечатана хвалебная заметка. Аксаковское описание бурана впоследствии было использовано как образец при изображении зимней бури А. С. Пушкиным в «Капитанской дочке» и Л. Н. Толстым в «Метели».

Очерк «Встреча с мартинистами» стал последним опубликованным при жизни автора произведением, в котором Аксакова критиковал "масонов" с позиции своего "русского направления" и любви ко "всему ясному, прозрачному, легкому и свободно понимаемому".

Переводы С.Т. Аксакова В 1811 г. С.Т. Аксаков переводит «Школу мужей» Мольера, в 1812 для бенефиса Шушерина с французского языка – «Филоктета» Софокла, «8-ю сатиру (На человека)» Буало (1823). Несколько позже – комедию Мольера «Скупой» (1828) и роман В. Скотта «Певериль» (1830).

Поэтические произведения С.Т. Аксакова

Среди поэтических произведений стоит отметить стихотворение С.Т. Аксакова «Уральский казак» (1821), хотя сам он впоследствии характеризовал его как: «слабое и бледное подражание «Черной шали» Пушкина». В том же году в «Вестнике Европы» им публикуются «Элегия в новом вкусе» пародия на романтическую школу В. А. Жуковского и острополемическое «Послание кн. Вяземскому».

Яндекс.Метрика